рассказы, лирика, проза, вирши

Главная » Стихи » о севере » Засада на медведя

Засада на медведя

|

 

Засада-на-медведя

Засада — это наилучший и максимально эффективный способ борьбы с противником .

Большого умения, сноровки, опыта, знаний и выдержки, требует грамотная организация этого мероприятия.

Этот рассказ является продолжением, ранее опубликованного рассказа «Медведь».

и повествует о том, как грамотно строится засада на медведя .

Данный рассказ не может служить пособием для начинающего следопыта, добытчика и промысловика.

Здесь повествуется о том, как после проведения генеральной репетиции, с проработкой деталей по нейтрализации медведя, сотрудники РОВД приступили к реализации второй фазы операции, — Засаде на медведя.

Подполковник с совещания, которое проводил лично сам председатель райисполкома, вернулся чернее тучи и страшнее кучи.

На челе — хмурь, в душе — дурь, лицо — чугунённое, настроение,- говённое.

Идёт, душою страдает, подчинённых по матушке поминает.

Подчиненным учинил разнос, у иных случился понос.

На совещании, где повесткой дня был вопрос подготовки производственных и жилищно-бытовых объектов района к зиме, Луковец был подвергнут жесткой критике за действия и бездействия, создающие предпосылки к срыву графика работ по ремонту теплотрасс (поднесло же этого сварщика под раздачу).

Луковец тут же, по возвращении в отдел, собрал личный состав на внеочередную оперативку, где в тезисах, охарактеризовал ситуацию в реальном времени и словесно отнес весь личный состав вверенного ему отдела, к популяции мелко-рогатых парнокопытных особей!

Затем, поостыв, лишних отпустил заниматься делами текущими, оставив лишь тех сотрудников, которые будут задействованы в засаде на медведя, которая планировалась в эту ночь.

Естественно, в состав ночной группы угодил опер-остряк, предлагавший на репетиции, сдать медведя в зоопарк.

Всего, в группу вошло пять человек, включая снайпера и водителя УАЗика.

Старшим группы был назначен заместитель начальника ОВД, майор Ногусуев.

На этот раз, у всех были боевые патроны.

Выдвигаться в засаду решили в 22 часа.

Как известно, ночи летом на Крайнем Севере, — особенные. То есть, в ночное время, ближе к полуночи, на какой-то короткий промежуток, наступают серенькие сумерки, а потом снова на небосвод восходит Солнце и снова светло, как днём!

Да он так и называется этот период, — Полярным днём.

Поэтому, проблем с освещением территории объекта, на случай ведения прицельной стрельбы по медведю, не было.

По словам дежурного свинаря, в минувшие ночи, медведь приходил на свинарник в интервале между вторым и третьим часом утра (самое дремотное время для стражей и дежурных всех времён и народов).

И так, в 22,30 группа ночного дозора была на объекте и начала подготовку к боевой операции по засаде на медведя с последующей его нейтрализацией.

Чтобы зверь вышел именно на снайпера, в участке забора, расположенном в непосредственной близости от контейнера с комбикормом, проделали дыру, оторвав с полдесятка досок и заботливо загнув гвозди, торчащие из прожилин, чтобы медведь не поранился, пролезая в дыру (верх гуманизма по отношению к зверю, приговоренному к отстрелу).

Ветошью протёрли боевое оружие, чтобы запах ружейного масла не отпугнул зверя. Этой же ветошью протерли начищенные кремом до блеска, ботинки с высокими голенищами и рубчатыми протекторам.

Промасленную ветошь предусмотрительно отбросили метров на десять в сторону от лёжки снайпера (теперь уже точно, запах ветоши не отпугнет зверя).

Щёки и лбы навазёкали какой то черно-вонючей говённообразной субстанцией из баночки (чтобы, значит, не признал ни кто. Медведи, они, -злопамятные).

На этом приготовления к засаде на медведя, были закончены.

Перед тем, как залечь по огневым точкам, дозорные сели на короб теплотрассы и дружно закурили (норовя друг у друга, стрельнуть сигарету).

В ходе перекура, еще раз обговорили план действий.

1. Медведь пролазит в приготовленный для него проход (естественно, он воспользуется халявной дырой в заборе, не дурак же он, чтобы свою дыру проламывать) и следует к контейнеру с комбикормом.

2. Снайпер выцеливает медведя и на подходе к контейнеру, поражает оного метким выстрелом.

3. На случай отступления медведя, двое автоматчиков из укрытий, расположенных по обе стороны от лаза в заборе, открывают перекрестный огонь и метко поражают зверя, не дав ему уйти в тайгу.

 

Старший дозора, координирует действия группы всё с той же, намедни облюбованной подполковником Луковцом, цистерны с водой. Координирующие команды, подаются старшим группы по мини-рации.

 

Рациями укомплектованы все бойцы дозора.

С реки потянуло туманом, низко нависшим над землей, а затем начал накрапывать дождь.

Этого нам только не хватало,- посетовал майор Ногусуев,- какой хрен в дождь сюда попрется грязь месить!?

И медведь не дурак, по глине мокрой в сумерках шастать, — бурчал майор, связываясь по рации с шефом на предмет приостановки операции «засада на медведя» в связи с неблагоприятными (для кого?) метеоусловиями.

В рации затрещало, заулюлюкало, шпокнуло и, наконец, продравшись сквозь мириады атмосферных помех, раздалось августейшее распоряжение, — операцию, ни при каких условиях, без соответствующего на то распоряжения, не прекращать!

К этому времени, дождь разошелся не на шутку и бойцы группы, разумно полагая, что в такую непогодь, хороший хозяин собаку на улицу не выгонит, не говоря уже о медведе, не стали занимать точки согласно плану операции, а сгрудившись под навесом подтоварника, предались травле анекдотов и охотничье-рыбацких былиц с небылицами.

Медведь, не зная о том, что ему приготовлена пышная встреча, особо не спешил в эту ночь навестить комбикормовую кладезь.

— Где его там хрен носит, — начал психовать майор,- пёрся бы скорее сюда, мы бы его завалили на раз в четыре ствола, и дело с концом, чо тут мокнуть под дождем,- продолжал бубнить старшой группы.

— А зачем, в четыре ствола?, — я его и один из своей драгунки уложу,- включился в

диалог до сей поры дремавший на автопилоте снайпер, одетый в камуфляжное драньё.

— Да из твоей драгунки, только политиков валить, а шкура медведя, — она в цене, чо её дырявить как зря. Тут с умом подход нужон,- вставил свою реплику в разговор умник-опер.

— Ага, с часу на час, медведь сюда приковыляет, ты его интеллектом своим подавишь, пристыдишь и сдашь в зоопарк целёхонького и ни какая засада на медведя не занадобится, не зря же шеф тебя в состав группы включил, — парировал майор.

Со стороны дороги, послышался приближающийся треск мотоциклетного двигателя.

— Во, наконец то, кажется едет,- побежал я на точку,- просипел снайпер, намереваясь бежать к своей лёжке.

-Ты чо такое несёшь, он у тебя чо, цирковой что ли, чтобы на мотике рассекать по дорогам, — урезонил майор прыть снайпера, жаждущего кого ни будь метко поразить.

— Кто цирковой?- не въехал в тему снайпер.

-Хрен в кожаном пальто, — медведь! – ответил ему майор.

— Какой медведь?- продолжал тормозить ворошиловский стрелок держа в руках наперевес винтовку СВД .

— Какой- какой?! С хреном и с клюкой! Очевидцы говорят,- бурый,- начал терять выдержку майор.

— Кто бурый?- не догонял снайпер.

— Ты чо, переохладился? Тормозишь по полной, мы какого члена, торчим здесь, кого выкарауливаем?!- окончательно взъерепенился старший.

— А-а-а! Понял!, — дошло до снайпера, — а я ещё думаю, про какого ты медведя толкуешь, окончательно проснувшись, тараторил стрелок.

-Думает он! Было бы ещё чем думать,- тихо, про себя, пробормотал командир.

— Дай – ко сюда свою фузею драгунскую,- вкрадчиво-бархатно пропел майор, ласково вынимая из натруженных рук снайпера, винтовку, — и подсумочек давай сюда от греха подальше,- продолжал ворковать Ногусуев, окончательно разоружая на ходу дрыхнувшего снайпера.

— Во, это другое дело, а то ты метко напоражаешь нам тут целей, что до пенсии хрен отпишешься потом.

Далась она нам, эта засада на медведя, на кого бы путного,- в четверть голоса, истекал желчью командир.

— А сейчас иди в сторожку к дежурной свинарке и соорудите там на всех нас чайку, а то я вижу, всех сморило. А за винтовочкой мы приглядим,- уже сам зевая, проговорил майор.

Снайпер послушно почавкал сапогами по раскисшему от дождя двору, к дежурке.

На груди майора запищала рация.

На связи был водитель УАЗика, стоявшего в кустах обочь дороги.

— Тут какой то хмырь на Мураше (грузовой мотороллер «Муравей») припёрся. Прощемился в дыру в заборе и шлепает, как бы, прячась, в сторону контейнера, — доложил водитель по кличке Адам Козлевич..

— Понял, проверим, продолжай наблюдение, — распорядился майор, тоже, наконец, увидев тумане серый силуэт, крадущийся к контейнеру с комбикормом.

-Мордой в землю! Руки за голову, лежать не двигаться, в случае сопротивления,- открываем огонь на поражение,- проорал, сам пугаясь своего голоса, майор.

Силуэт испуганно-послушно, пал ниц физиономией лица в навоз.

Опер со вторым бойцом, сноровисто защелкнули наручники-браслеты на запястьях субъекта и, вздернув его на ноги, ощупали карманы и одежду, испачкав руки в навозе (а кому в засаде на медведя, легко?).

Повязанному по рукам субъекту, осветили фонариками лицо, перепачканное кабанье-свинячими какушками.

— Кто такой, откуда, какого хрена, с какой целью?,- засыпал майор вопросами задержанного, не давая ему оправиться от испуга.

— Я ета, работаю здесяка, проверить приехал, а тута вы с наручниками, — заикаясь, пролепетал задержанный, — Убыч я по фамилии значусь, представился он.

— Что еще за Уёбыч? Говори внятно и громче, — по-милицейски рявкнул майор.

— Да нет, Убыч,- правильная моя фамилия. Опорос у свиноматок должон быть, я приехал проверить, а тута вы налетели, все в касках и в масках – гнул свое сотрудник животноводческого комплекса.

— А ты чо, свинячий акушер, что ли? И документик на то имеется надлежаще оформленный?- продолжал дознание майор.

-Дык, кажный по-своему пропитание добыват. Я свинячий акушер, ты-мент . Чо теперь? Да и какой документик, у свинаря может быть, нету такого документу и отродясь не водилось, — вразумлял майора животновод.

— С какой цель следовал в направлении контейнера?, — добирался до истины майор.

— Дык ета, халат у меня тамака на крючке висит,- ответствовал любопытному майору мужик, по существу заданного вопроса.

— Чем докажешь, что ты свиновод? — не унимался любопытный майор.

— Анька, дежурная, подтвердит, да и по телефону из дежурки можно позвонить заведующему подсобным хозяйством, он вам всегда за Убыча подтвердит. Чо шпиона споймали штоли, лучше бы медведя изничтожили чем свинарей со сварщиками хватать при исполнении, — пошел в контрнаступление, окончательно оправившийся от испуга, животновод, — чо на вас управы не найдется, продолжал укрепляться на занятом плацдарме свинарь.

Майор отошел в сторонку и по рации, доложил обстановку бодрствующему дома, подполковнику Луковцу.

В трубку заклокотало:- Я вас какого ……хрена поставил в засаду на медведя!? Где медведь, спрашиваю!? Что значит,- не знаю! А кто знает? Разобраться! Что значит,- он не доложился!? Тебе что, погоны шею жмут или звезды тяжёлые на погонах? Еще раз повторяю, — в производственные процессы объекта, не вмешиваться, персонал не трогать, плановому опросу свиноматок и иной подобной живности препонов не чинить, медведя нейтрализовать! Исполняй! – закончил свою тираду начальник РОВД, в сердцах бросив: «С вами я не полковником, а старшим сержантом на пенсию уйду!».

— А я бы тебя и ефрейтором на пенсию досрочно спровадил, — про себя подумал майор.

— Отпустите этого (на языке майора навязчиво вертелось общемилицейское «Мудака», но он неимоверным усилием поборол себя) животновода на все четыре стороны, — отдал команду майор, про себя пробурчав: «Навесить бы ему дубинкой звиздюлей по почкам, чтобы знал впредь!».

Что должен был знать «впредь» незадачливый животновод, майор и сам толком не знал, но нутро ему подсказывало, что невиновных людей, встретившихся работнику милиции, не бывает.

Освобожденный Убыч сходил в родильное (поросильное) отделение и, пробыв какое то время там, зашел к дежурной свинарке. О чем-то перетолковав с Анной и отмыв лицо от какушек, Убыч пошёл к своему мотороллеру, сиротливо мокнувшему под дождём у ворот.

В свой легенде, изложенной майору, Убыч упустил один незначительный момент, означавший истинную цель его ночного визита на свинарник.

О предстоящей засаде на медведя он знал, но не знал точно даты и времени.

А в контейнере у него доходила до кондиции брага в двух флягах, настоянная на черносливе (гурман бражный, понимаешь).

За её целостность и беспокоился Убыч.

Для того и сподвигнулся он, аки тать в нощи, на мотороллере, вызволять напиток из контейнера. А оно видишь, как обернулось…!

Ну что ему стоило, уходя в эту злополучную ночь, подойти к контейнеру и, хотя бы, потянуть за дверцу.

Ан,- нет! Не подошел, не дёрнул, не потянул за дверцу. А надо было! Ох, как надо!

На всё,- воля Божья.

Натопал Убыч уговновоженным сапожищем, педальку кик-стартера, доведя тем самым, двигатель до запуска, хрустнул коробкой передач, с тем и укатил в низколежащий туман уже не в душе, а во весь голос, матеря в шестнадцать этажей, засаду на медведя, самого медведя, хамовитого майора и всю систему МВД в масштабе СССР с примыкающими к нему, сопредельными державами.

Тем временем дозорные, по самую верхнюю отметку надувшись чаю у дежурной и перекурив в очередной раз, приняли единственно верное в данной ситуации решение, — завалиться дрыхнуть.

Поскольку засаду на медведя ни кто не отменял, появление медведя, решили отслеживать бодрствуя поочерёдно.

Спали по-боевому, приткнувшись кто где мог, в обнимку со своими АКСУ (оружие, оно догляду требует).

Бодрствующий опер-остряк, задрых сном праведника, едва дождавшись пока уснут остальные.

Дежурная свинарка Анна, знавшая о схроне с брагой, решила перепрятать фляги, пока засада на медведя, активно дрыхнет.

Сама Анна была родом из Одессы. По молодости, за фарцу получила срок и, отмотав свои пять лет на Мариинской зоне, с чистой совестью вышла на свободу.

Возвращаться в Одессу не стала. Не к чему и не к кому, возвращаться было.

На зоне работала при подсобном хозяйстве, ухаживала за свиньями, потому и на воле не гнушалась ни какой работы.

Две навигации ходила шкипером на барже. Там же и жила в шкиперском кубрике.

Потом, по навигационным условиям, баржа осталась на зимовку на Севере.

На зимний период устроилась в экспедицию, в подсобное хозяйство.

Весной, в ледоход, баржу затерло льдами и унесло со льдом вниз по течению, где она и затонула в порогах.

Так Анна и осталась в экспедиции.

Вышла замуж за буровика, тоже из «бывших», сжились, родили двух сыновей, да так и осели на Севере.

Муж, по вахтам, на буровых. Она, — при хрюшках.

Вот такая внешне, не замысловатая и, по-своему, — не простая задалась у неё жизнь.

Осторожно ступая по раскисшей от дождя земле, Анна (выражаясь протокольным языком) проследовала в направлении контейнера-кладовой.

Когда до контейнера оставалось пройти, каких то, 20 метров, в тумане послышались тяжелые чавкающие шаги, сопровождаемы не менее тяжелым сопением..

Затем, раздался противный скрип отворяемой двери контейнера и грохот чего-то свалившегося….!

Пришёл-таки, всю ночь ждали тебя, хрен кривоногий, — догадкой пронеслось в сознании Анны, — да пропади ты пропадом со своей брагой, опоек несчастный, — подумала она о своём сменщике Убыче и опрометью ринулась к дежурке, будить дрыхнувшую без задних ног, засаду на медведя.

— Пришел! Поднимайтесь трутни хреновы!- заистерила Анна, вихрем ворвавшись в дежурку.

-А? Чо? Кто пришёл? По какому вопросу? Скажите, пусть заходит, разберемся! – спросонья бестолково сыпал вопросами и ответами майор, пытаясь напялить чью то каску-сферу поверх своей каски, косо набекрень, сидевшей на его башке.

— Да медведь жешь таки, уже зашел, припёрся, понос бы его пробрал, ни какого спокою нет ни то вас ни от него- гремела Анна, — дрыхните да сопите здесь во все дыры, а он в контейнере трескает комбикорм!

С грехом пополам, путаясь ремнями и автоматами, суча друг дружку локтями и стукаясь, как пасхальными битками, — лбами в касках (для того каски и дадены), дозорные оперативно выбрались из дежурки и, в разные стороны ощетинясь стволами, привычно расшиперились, выискивая цель.

Первым пришел в себя майор (звезду майора в органах, кому ни попадя, не жалуют), отдав команду,- всем занять огневые точки!

Группу, как ветром сдуло!

Снайпер, птицей-горлицей, воспарил на крышу контейнера, где и залег на свою промокшую от дождя, лёжку не преминув затащить за собой лестницу (Хрен вот, ты косолапый, меня достанешь!).

Опер со вторым номером, заняли позиции у пролома в заборе.

И остался майор один на один насупротив зверя дикого, безнаказанно трескающего казенный харч в контейнере.

Из дежурки, во всеоружии выскочила Анна в сбившейся шали и со штыковою лопатою в руках (колоритный типаж с картины «Родина-мать зовёт»),- а кудой твои бойцы сдриснули?,- спросила она майора.

-А они по точкам залегли, — брякнул майор первое, что в голову пришло.

— Ну дык, иди и нейтрализуй зверя, чо стоишь, как Дюк Ришелье у тополя на Плющихе (Откуда что взялось? С перепугу, что ли?),- скомандовала дежурная свинарка.

— А как я тебе его нейтрализую, если он в контейнере,- сглупил майор, — вот вылезет на простор, там мы его и нейтрализуем,- неуверенно развивал мысль старший группы.

— Ага, жди, вылезет он тебе! Щас напорется комбикорму дуриком, да и завалится дрыхнуть, чо ему,- не унималась Анна-де-Арк.

— Вот туман поднимется, чтобы можно было прицельно вести огонь, мы его обманным путем спровоцируем выйти из укрытия, а там уже дело снайпера.

Тот его на раз, снимет, вот вам и вся засада на медведя, — вслух стратегически мыслил майор.

— Ага, держи карман ширее! Как ты его спровоцируешь, обматеришь штоли, дык он на это не ведется. Рази, шо Козлом обзовёшь и он, обидемшись выскочит, а твой снайпирь его жопой метко и поразит в одночасье,- упорствовала животноводка, — у его и ствола то нету, со страху влетел на верхотуру с пустыми руками и голой жопой, Аника-воин хренов, да и ты не краше. Чо раскорячился то? Засаду на медведя оне, видите ли, устроили — закончила она тираду.

В таком оскорбительном тоне, с майором ни кто, кроме подполковника Луковца, не разговаривал.

— Как Вы, гражданочка разговариваете с лицом при исполнении! Я вот сейчас вас уложу мордой в грязь до выяснения личности и обстоятельств, чтобы впредь поучтивее вели себя, — пытался взять реванш майор.

— А шо её выяснять, личность то мою. Анька я, уж сорок пять лет от роду, как Анькой нарекли!

Мине вже тут, слава Богу, кажна собака в лицо знает.

А ты, если мужик, таки знать должон за то, шо бабу укладывают на спину, а не мордой вниз по-извращенчески!

Шо стоишь, как памятник неизвестному матросу Рабиновичу близ Одессы, пошли нейтрализовать татя этого поца* косолапого, пранцы** бы вас всех били, навязались на мою голову!

— пробурчала Анна.

— Ё………! Тудыт-твою мать, я же сам у него винтовку изъял! — пронзило позднее прозрение командира группы.

— Чо делать будем, эта же тварь косолапая, ни слова по-русски не понимает, — беспомощно спросил командир группы захвата у свинарки.

Между тем, с реки потянуло ветерком и туман стал мало помалу, рассеиваться.

Воинов у дыры в заборе не наблюдалось.

— Куда эти хмыри зашкерились***? — недоумевал майор, — разгонять надо этих балбесов участковыми по району. И ведь, не крикнешь, не позовешь, Этот придурок (медведь) может из контейнера выпереться. Стрелять по нему из автомата, так неизвестно, где те печенеги залегли, не зацепить бы кого ненароком. Вот ситуёвина так ситуёвина,- сетовал про себя зам. Нач. РОВД.

-Ну дык и шо, так-таки и будем стоять рты разнямши (разинувши), пока той поц пранцовитый не выйдет и не закусит кем то из нас, а лучше тобой (шо с меня ему взять), — гнула своё Анна.

— А чо делать то надо, говори,- окончательно перейдя в подчинение животноводки,- сдался майор.

— Чо-чо, хрен через плечо, да за голяшку! Вон, рассвело уже, держи дверь на прицеле, а я сбоку лопатой шандарахну со всей дури по контейнеру, он и выскочит, не любят оне грохоту.

А ты и со своёй трещотки и влепи ему промеж глаз, да не промаж гляди, стрелок ты мой Ворошиловский.

Да патроны глянь, шоб боевы были, а не те давешние перделки и меня, не ровен час, не пореши!

Откедова вас токо берут в эти органы!- ответила Родина-мать во плоти Аньки.

Естественно, весь диалог происходил строго,- шепотом (как ни как, дело со зверем имели).

Майор, привстал на одно колено, вроде как знамя полковое целовать собрался, принял упор на локоть и нацелил ствол АКСУ на врата контейнера.

Анна, сбросив резиновые сапожищи, чтобы не чавкать по грязи, в одних носках (есть женщины в русских селеньях), подобно пантере, стала приближаться к объекту.

Безоружный снайпер буквально, слился со складками местности в виде рифленой крыши контейнера и давал одному ему понятными жестами, знаки майору, чтобы тот снял автомат с предохранителя и дослал патрон в казённик.

Но майор ни чего этого не видел, тоже слившись с автоматом в единое .

Анна, между тем, свято веруя, что в случае чего, майор меткой очередью уконтропупит косолапого татя, подкралась к двери контейнера и что-то там сделала и, не шандарахая лопатой по стене как изначально планировалось, махнула рукой и во весь голос проорала, — эй, вояки херовы, вытряхивате штаны и идите сюдой. Хрен он отседова кудой денется!

Я ему устроила засаду на медведя!

Первым, ситуацию просёк снайпер, наблюдавший с крыши все пассы Анны-де-Арк., и забыв спустить лестницу, кулем свалился с контейнера, извазёкав в свином компосте, свои камуфляжные ремки.

Следом за ним, как был, на полусогнутых, так и приковылял гусиным шагом, майор, по прежнему держа дверь контейнера, на прицеле не взведенного и не снятого с предохранителя, автомата.

А Анна, между тем, контрила (шплинтовала) куском электрода, подобранного с пола, гусеничный палец от трелёвочного трактора, воткнутый ею в мощные проушины для навесного замка на дверях контейнера (не зря она две навигации шкипером отходила. Опыт не пропьёшь).

— Дык ты его чо, подперла штоли?- подивился смекалке босой бабы, майор.

— А чо, вас ждать, пока вы прикувыркаетесь?

Вон твои два клоуна из нычки ползут, все говнище на себя собрали, таких вонючих и медведь то драть побрезгат,- выдала Анна, кивнув в сторону приближавшихся короткими синусоидальными перебежками, чередуемыми залеганиями на землю (маскировка, стало быть), двух воинов в касках, масках, навозе и кевларовых жилетах, при автоматах на изготовку.

-Разбирайтесь сами со своим медведем, я вам его нейтрализовала, а я пошла своей работой заниматься, — заявила Анна и пошла к своим сапогам.

— Ты Анна, это, наши порядки знаешь, баба бывалая, язык то шибко не распускай про наши накладки, всяко случается,- напоследок, предупредил женщину майор.

-Да уж знаю ваши порядки, пять лет изучала. Так и быть, умолчу про ваши накладки. А уж наклали то вы неслабо, не продохнуть, — ответила командиру эмансипе.

— Во-во, смотри там, — оставил за собой последнее слово майор.

-Чо то косолапый признаков жизни не подаёт, — заметил снайпер.

— Залёг, значит. Оне же очень коварные, закосит под трупешник, а приблизишься к ему, а он хвать тебя за загривок и скальп сдерёт,- объяснил поведение медведя один из бойцов, прикувыркавшихся из засады.

— Тебя то, факт, не цапнет, такого говенного да вонючего, разве что с голодухи который поведется,- успокоил воина снайпер.

-Так, мужики, прекращаем базар, крепим хорошенько палец гусеничный, чтобы не выпал из проушины, дежурим по очереди до утра. Остальным спать,- распорядился майор.

Убедившись лично, что засов не выпадет, майор по рации доложил Луковцу, о том, что зверь взят «на горячем» без единого выстрела (это было, пожалуй, единственной правдой в его реляции) и что теперь ему не отвертеться (под тяжестью улик).

До выяснения обстоятельств, заключен под стражу.

В своём докладе, майор сделал акцент на то, что операция «Засада на медведя» прошла так ровненько и без задоринки, исключительно, благодаря его (майорской) смекалке и умению мыслить стратегически (тоже мне, битва под Ватерлоо!).

Подполковник, распорядился до его прибытия, ни каких решений не принимать, возможно, придется снотворный газ пускать в контейнер, дабы усыпить зверюгу.

— Ты там гляди, чтобы палец из засова не выскочил! Упустишь зверя, я этот палец, сам знаешь, куда тебе вставлю,- напоследок построжился подполковник.

-Да все будет в порядке, Федор Григорьевич, -успокоил шефа майор, про себя подумав:- тебе бы самому палец вставить, да не от трелёвщика, а от ЧТЗ****.

Получив от начальника распоряжение, майор пробурчал себе под нос: -«Как же не ждать твоего прибытия! Ясен пень, — ждем-с. Уже и в лапоть наклали да за тобой послали. Ждем- не дождемся, скоро домой сберёмся! Фельдмаршал порхатый…».

Посмотрев на гусеничный палец в остатний раз, майор пошел в УАЗик на предмет придрыхнуть (бессонно-суматошая ночь сказывалась).

Засада на медведя, успешно завершена.

Снотворного газа, в РОВД, естественно, не было, и полковник, чуть свет, принялся названивать в краевую управу, чтобы рейсовым самолетом, с нарочным прислали пару баллончиков этого чудо-газа, заодно отрапортовав, что именно под его руководством был взят «на горячем» медведь.

Шкуру с этого медведя, Луковец пообещал лично доставить в презент начальнику краевой управы (а там глядишь, и третья звезда на погон брякнется с МВДэшнго небосвода).

======****=====

Окончание следует. Подписывайтесь на обновления и получайте мои статьи на почту!

Рассказ подошел к концу.

Когда то самолет с баллончиками прилетит, когда то,- начальство с совещаний подъедет.

А пока бойцы операции «Засада на медведя», вповалку спали богатырским сном, не во всём контролируя себя во сне.

* Поц (идиш — половой член)

** Пранцы (южн. зап.) золотушная сыпь, парши.

*** Зашкериться (спрятаться жарг.).

**** Гусеничный палец тракторов семейства ЧТЗ, это стальной стержень длиной280 мм. и в диаметре39 мм.

Читайте мои стихи и рассказы на slovoblyd.ru

 




Рубрика: о севере, юмор | Метки: Метки: , ,

2 комментария

  • Марина Антонова

    Ох, осилила рассказ.
    Егорыч, делите свои интересные рассказы на части. Вот увидите, читателей с комментариями сразу прибавится, да и после формы комментариев поставьте плагин с галочкой, чтобы можно было подписаться на новые комментарии на почту. А то, что вы мне ответили в прошлой статье увидела случайно. А так бы сразу зашла вновь поблагодарить.
    А теперь о рассказе: что ни говори, есть женщины в русских селениях. Жизненно и забавно, но для меня чуть жестковато. Я просто до этого не общалась с военными.

    Ответить
  • egorich

    , По небу тянет журавлей косяк,
    И стаи уток к Югу улетают.
    И снова я, без гонорара, просто так,
    Пишу стихи, которых не читают.
    Швыряет листья ветер-бузотёр.
    Предзимье в небе явственно витает.
    Из рифм и мыслей разведу костёр.
    Ведь всё равно, ни кто их не читает
    Рассказы, — бестолковы и длинны.
    Статьи в стандарты сайта не влезают.
    А рукописи в печку лишь годны.
    Одна с них польза, -душу согревают.

    Лег ранний снег в распадках,
    на хребтах.
    Блокнота листья, пламя пожирает.
    Я грею руки на своих стихах,
    Которые ни кто не прочитает.

    На землю медью льётся листопад,
    Дрозды с рябины бусы отрясают.
    Но что со мной,- я снова невпопад,
    Пишу стихи, хоть их и не читают.

    ======*****=====

    Ответить
  • Шкура медведя | slovoblyd.ru

    […]              Данный рассказ, является продолжением, ранее опубликованных в  рассказе «Медведь», частей  первой и второй. […]

    Ответить
Оставить комментарий
Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *
Имя *
Email *
Сайт
Ваш комментарий
 scrollToTop