рассказы, лирика, проза, вирши

Главная » Рассказы из жизни » Шкура медведя

Шкура медведя

|

шкура медведя

 

Сложно делить шкуру медведя убитого, и уж совсем хлопотно поделить шкуру не убитого зверя о чем и повествуется в данном рассказе.

Данный рассказ, является продолжением, ранее опубликованных в рассказе «Медведь», частей первой и второй.

Здесь повествуется о том, как развивались события после того, как бойцами ночной засады (в лице Анны – свинарки) был заблокирован в контейнере до окончания утренних планерок в РОВД и выяснения обстоятельств дела, медведь, несанкционированно посещавший народно-хозяйственные объекты.

С утра Луковец ходил именинником и на то были веские основания!

Еще бы!

Минувшей ночью, его бойцы, без единого выстрела (а, собственно, и стрелять то, не из чего было. Снайпер был без винтовки. Майор шел на дело, с незаряженным АКСУ) блокировали медведя в контейнере, благодаря природной смекалке и тактической выучке (его,_Луковца, -выучка) !

На районной селекторной планерке, прошла победная реляция подполковника об успешном завершении операции.

Дело оставалось только за баллончиками с газом (ну не стрелять же в медведя в контейнере), который обещали из краевого управления, отправить первым рейсовым самолетом.

Там где надо, ответили, что информация о презенте в виде шкуры медведя, ими принята и понята правильно и будет передана по назначению.

Уж кому, как не Луковцу, было знать, что далее шкура медведя будет препровождена Дальше и Выше с соответствующей аннотацией.

А там уже, глядишь, и приказ родится о присвоении очередного звания начальнику Н-ского РОВД, подполковнику Луковцу.

Вот вам и шкура медведя!

Многое, если не всё, в системе Внутренних Органов, решает его Величество, — Случай!

Рассолодевший в предчувствии скорого падения третьей (полковничьей) звезды на погоны, Луковец подумал своём заместителе, что вот мол, зело с дуринкой мужик, а хватило сообразительности, захлопнуть косолапого в контейнере!

Вот, третью звезду получу, и буду писать представление на присвоение Ногусуеву, звания подполковника.

Засиделся мужик в майорах, — плавился душой от собственного благодушия (пока ещё) подполковник.

Вкратце были набросаны схема и алгоритм дальнейших действий по проведению завершающей фазы операции, — ликвидации медведя:

На рейсовом самолете, с нарочным прибывает два баллончика с усыпляющим газом.
Через вентиляционное отверстие, газ подается в контейнер и отверстие заклеивается скотчем.
Через 5 (а для верности, через 10) минут, контейнер отпирается и уснувшему зверю ветеринарным врачом вводится доза какой-то гадости, после которой живое существо уже больше не просыпается, а отправляется в мир иной.
Далее, туша медведя увозится на бойню оленесовхоза, где подлежит разделке и утилизации.
Шкура медведя, соответственно, посредством выделки, доводится до товарной кондиции и передаётся ему (подполковнику Луковцу).
Подполковник Луковец, обеспечивает препровождение шкуры по предназначению и ждёт приказа о присвоении ему звания полковника.
Майор Ногусуев, сердечно поздравляет Луковца с повышением в звании и ждет своего повышения.
Вроде бы всё учли.

Денёк разгулялся по-летнему, солнечный.

Синело бездонно-голубое июльское небо, в котором беззаботно носились птахи по каким то, одним им ведомым делам, не забывая, однако, с риторических высот, ронять на землю бренную, плюшки – какушки.

Казалось бы, ни что не предвещало беды медведю, заточённому в узилище.

Но, тем не менее, с прибытием рейсового самолета с баллончиками, всё пришло в движение.

К объекту прикатили на УАЗике-луноходе люди служивые, с баллончиками, но уже, без автоматов и камуфляжного прикида ( но при противогазах).

Дело то, верное, чего тут оружием бряцать лишний раз.

Притрещал на своём мотоцикле, ветврач с саквояжиком и шприцами с пагубным зельем.

Подогнали погрузчик с ковшом, в котором убиенный медведь, должен будет с почестями проследовать в свой последний путь к месту разделки.

Зевак на сей раз, не было. Желающих лицезреть акт убиения мишки, что-то, не нашлось. Людям по-человечески, было жаль медведя, участь которого уже была предрешена внутренними органами.(непостижимо-загадочна русская душа).

На умерщвление прибыл сам Луковец с летописцем при видеокамере.

Вот уже, видеолетописец раскорячил свою треногу в небольшом отдалении насупротив двери контейнера и дзержинцы напялили на фейсы своих лиц противогазы, что сделало их, прямо таки, симпатяжками по сравнению с их физиями в реальной жизни.

 

Поверх противогазов были водружены милицейские картузы с красными околышами, что внесло особый колорит в коллаж.

Присланный с нарочным, снотворный газ с кодовым названием «Morfej» (Морфей,- Бог сна (мифолог.)), был последней новейшей разработкой секретных химических лабораторий …… Поднебесной

(там подешевле).

На пимпочки баллонов, были пришпандорены (типа ацетиленовых) шланги, через которые усыпляющий газ должен был проследовать в отверстия, каковыми изобиловала дверь контейнера.

Ну, шо, с богом,- пробубнил Луковец через мембрану противогаза и опер (тоже в противогазе), вставил наконечник шланга в отверстие (дырищу) в низу двери и, выдернув чеку, нажал на рукоятку.

Газ, с шипением пополз в нутро контейнера, заполняя его пространство и не оставляя медведю (ради него и затевалась вся байда) ни малейших шансов на бодрствование.

Первыми не выдержали крысы, квартировавшие между мешками с комбикормом.

Десятка полтора этих хвостатых тварей-мутантов, обожравшихся комбикормом, одна за другой, ломанулись из-под контейнера, с истошным визгом, направляясь прямёхонько, в сторону Луковца, как уже ранее упоминалось, до смерти боявшегося крыс.

От неожиданности, опер, оперировавший со снотворным газом, выронил из рук баллон и вдарился бечь, на некоторых дистанциях, в беге опережая крыс.

Со страха, у подполковника не только глаза, но и стёкла очков противогаза, расширились сверх пределов, дозволительных законами физики и СОПРОМАТа.

— Стоять на месте! Стреляю на поражение!,- бубнительным голосом расточал угрозы в адрес крыс подполковник, непослушными пальцами тщась выхватить табельный ПМ из заплечной кобуры.
Крысы, проигнорировав команды старшего по званию, продолжали удирать.
Наконец, Луковцу удалось вынуть пистоль и он начал судорожно-часто нажимать на спуск, не удосужившись передернуть ствол.

Поняв свою оплошность, подполковник, всё ж е, дослал патрон в казенник и по-боевому (как учили) раскорячившись, кыхнул из пистоли.

Первая же пуля, покинув ствол, сразу достигла цели, прошив напрочь второй баллончик с Морфеем, стоявший рядом с контейнером, в ожидании свой очереди.

Снотворный газ, обретя свободу, фулюлюкая и фырча, через пулевое отверстие вырвался из баллона, распространяясь окрест.

Воины-дзержинцы, видя такой наворот, бросились тикать в наветренную сторону от контейнера.

Ветеринар, стоявший, несколько поотдаль и, сразу не понявший в чем дело, нюхнув порцию Морфея, осоловело поведя очами, пробормотал,- нешто сморило меня, прикорну я, пожалуй,- по-зоновски присел на корточки у пожарного щита и задрых, однако же, не выпуская из рук саквояжика..

Баллон с газом, брошенный в панике опером, агонизируя, продолжал изрыгать через шланг внутрь контейнера, остатки газа.

Наконец, оба баллона сдулись, газ рассеялся окрест, обращая в дрёму свинтусов, а Луковец убрал в кобуру пистоль, сделавший своё дело.

— Как думаешь, медведю хватило газу или шо?, — спросил полковник опера, вернувшегося теперь уже к пустым баллонам.

— Думаю, что хватило, вон как коновал срубился быстро,- обнадежил шефа опер, кивнув в сторону ветврача.

— Дык он то, срубился, а кто теперь косолапого ширнёт,- задался вопросом Луковец.

Подполковнику сегодня с утра, положительно везло.

Медведю укол ветврача не потребовался.

Из недр контейнера донеслось:

«У церакви цистерня сытояла-а-а-а-а!

Там пышния сывадьба ишла-а-а-а-а-а!».

— Жаль, автоматы не взяли, я бы этой твари косолапой реквием щас спел,- взбеленился Луковец, вновь обретя былую боевитость.

— Товарищ подполковник, дык это же мужик глотку дерёт в контейнере, а не медведь, — робко заметил один из рядом стоящих сотрудников отдела.

— Сам слышу, не слепой, что это не Поль Робсон сольфеджии выводит, — продемонстрировал эрудицию в части вокала, Луковец.

— Ногусуев, ко мне!- подраненным вепрем, проревел подполковник.

— Ну, открывай своё узилище и показывай, кого ты минувшей ночью взял без сучка, без задоринки и без единого выстрела, — с сарказмом попросил подполковник.

— Заодно, продумай, где шкуру медведя брать будем? От этой шкуры, майор, теперь наши с тобой шкуры зависят, — сдавленно прошипел Луковец.

— Вы бы, поостереглись, товарищ подполковник, сейчас открою двери,- сказал майор, про себя подумав:- «Да уж твоей- то шкуре хрена с два чего сделается. Ты за одну свою шкуру, тремя нашими откупишься».

Из проушин замка был извлечен гусеничный палец и двери контейнера с тошнотворным скрипом, отворились, явив свету отёкшего, с заплывшими глазками, но целого и внешне невредимого Ваську Приблудного.

От суточного пития браги, настоянной на черносливе, лицо Васьки обрело цвет цистерны ассенизационного КАМАЗа.

— А чой-то вы здесь делаете, мужики?- спросил Васисуалий, щурясь от яркого дневного света.

Ответом Ваське, был колоритно-увесистый пинок, неистово – щедро и с душою, отвешенный в область ягодично — седалищной группы мышц, августейшим хромовым сапожищем заместителя начальника Н-ского РОВД,- майора Ногусусева.

— Ты какого хрена тут сутки с лишним торчал?- проорал красный до свеклообразия, Луковец, — где медведь, тебя спрашиваю, упырь недопеченный, — дознавался подполковник.

— Дык, знамо дело, в тайге медведь. Где ему ещё быть надлежит, акромя как не тама. — ответил Васька, добавив,- Если смелый такой, пойди его и спроси, чем ноги распускать на безоружного человека.

С тем и отбыл, обретший свободу, узник системы внутренних дел, удаляясь со двора и горлопаня :

— «Я пыриду-у-у-у к тибе чириз Тунгуску, сы караваном выючьных олене-е-е-е-ехей…».

— Тебя бы не через Тунгуску, а через кутузку пропустить, бичара нечёсаный! – пробухтел подполковник, рявкнув на видео-летописца, — да выключи ты нахрен эту мудянку и сотри то б….дство, что успел заснять и вообще, валите все отсюда по рабочим местам, кина не будет!

А дело с Васькой, обстояло следующим образом:

-Васька, обнаружив во время репетиции, кладезь с брагой, заперся в контейнере, вставив в ручку двери черенок от лопаты и ушёл в нирвану.

Вообще то, он планировал, с наступлением сумерек, перепрятать в лесу фляги с нектаром, но организованная Луковцом, ночная засада, спутала все Васькины планы.

В свете этого, Ваське ни чего не оставалась делать, кроме как отсиживаться в контейнере, до последнего (не бросать же фляги с продуктом).

Ночью, выйдя по нужде (негоже гадить там, где пьёшь) и возвращаясь обратно, Васька неосторожно скрипнул дверью (будь она неладна)

, после чего и был заблокирован в этом узилище с крысами и брагой.

Понимая, что дело обретает нешутейный оборот, узник забросал фляги с напитком, мешками с комбикормом, предварительно отлив себе на потребу, литра два в ведро из-под комбикорма, стоявшее там же, в контейнере.

Утром Васька проснулся от того, что кто-то шераборился у дверей контейнера.

По отрывистым междометиям, своим похмельным мозгом, Васька допер, что медведя (то есть его –Ваську) будут усыплять газом.

Жизнь у Васьки была хоть и никчемная рвано-латаная да штопаная стежками через верх, но одна и потому, была ему дорога (хотя бы, как память).

Другой жизни Ваське не светило ни на этом, ни на том свете.

Потому, как только наконечник шланга был просунут в дверную дырку, Васька его перехватил и направил в прогрызенную крысами дырку в полу, в которую он отливал по малой нужде, дабы лишний раз не скрипеть дверью.

Дырку в полу, Василий уплотнил пустым мешком из-под комбикорма, и когда Опер пустил снотворный газ, то вся его снотворность была обрушена на крыс, пережидавших шумиху под полом контейнера.

Таким образом, Васисуалий предстал пред ясны очи внутренних органов, бодрствующим , орущим песню и спасшим от вандалов амфоры с брагою.

Ну а в народе укоренилось мнение, что проспиртованных алкашей, даже снотворный газ не берёт.

Медведь же, все эти двое суток, с пригорка с любопытством наблюдал из-под выворотня за суетой и перекувыркиванием смешных фигурок с дурно пахнувшими тарахтелками (автоматы АКСУ) на ремешках.

Окончательно медведя убедил отказаться от последующих посещений лакомого объекта, запах пороховой гари, на генном уровне, заложенный в каком ни есть, медвежьем мозгу, как сигнал смертельной опасности.

С тем и отбыл медведь в свои таежные урманы, от жилья людского подалее,

да к зверью себе подобному, поближе.

Васька, в хлам разуверившись в порядочности внутренних органов, перестал стучать своему оперу а потом, и вовсе ушел из поселка, подрядившись маршрутным рабочим, с одной из сезонных геологических партий, благо паспорт его сыскался во время ремонта продовольственного магазина, в подсобке под одной из многочисленных полок.

(Кстати, по паспорту Васька значился Дворецким Василием Боисовичем).

Для дальнейшего розыска и поимки медведя, Луковец распорядился привести нюхательную овчарку, значившуюся при отделе.

Овчарка справно обнюхав все, окропила углы, пеньки и столбики и лишь потом уверенно взяла след, приведший к сиротливо разлепёшившейся куче, наложенной самолично Васькой с тыльной стороны контейнера под дощатым забором.

В ходе осмотра объекта, нюхательной собакой были облаяны фляги с брагою.

Опера, преследуюя исключительно, интересы сыскного дела, отведали по ковшу содержимого из каждого изъятого сосуда и авторитетно вынесли экспертное заключение: «По запаху и вкусовым показателям, жидкость забранная из сосудов на предмет анализа, напоминает брагу».

Подполковник распорядился,- «уничтожить эту гадость».

Опера уточнили:- каким образом?

Подполковник неразборчиво ответил толи — «вылить», толи — «выпить».

Опера уточнять да убоявшись, напиток изъяли в качестве вещдока с последующей ликвидацией оного.

Люди близкие к внутренним органам, сказывали, что процесс ликвидации данного вещдока длился в течение недели (ликвидация браги,- дело сурьёзное. Интеллекту требует и закуси подобающей).

Майор Ногусуев, проделав трудный и полный опасностей путь на служебной моторной лодке (кто ж на своей то лодке по порогам скакать будет?) вниз по реке через четыре порога и двадцать перекатов, в поселок староверов, используя служебное положение, обрел у кержаков выделанную медвежью шкуру (с башкой), каковая и была доставлена подполковником Луковцом по назначению в сопровождении блистательной и победоносной легенды о его, Луковца смекалке, знании тактики и умении стратегически мыслить.

Толи оператор не очень опытным был в деле видеосъемок, толи аппаратура самурайская сбой дала, а только видеозапись с той злосчастной кассеты, почему то, не стёрлась и её копии еще долго блуждали по району, с каждой перезаписью, теряя в качестве и, всё более, обрастая досказанными подробностями и деталями

=====*****=====

Вот такой счастливый для всех, конец у этой истории про шкуру медведя

Подписывайтесь на обновления и получайте мои статьи на почту.

Читайте мои стихи и рассказы на slovoblyd.ru

 




Рубрика: Рассказы из жизни, Смешные рассказы | Метки: Метки: , , ,

Оставить комментарий
Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *
Имя *
Email *
Сайт
Ваш комментарий
 scrollToTop