рассказы, лирика, проза, вирши

Распутица

|

                                                                                                                                               

                                

Распутица

Весна, это всегда, веселое время года, когда ярко светит солнце и оживает природа!

И не беда, что порой, весенняя распутица, причиняет нам некоторые неудобства, описанные в данном рассказе.

В ту далёкую весну 1983 года, загнала меня судьба (читай, — начальство) в поселок Беробчаны осуществлять догляд (за ними осуществишь догляд, держи карман шире….) за группой водителей, занятых перевозкой грузов с железнодорожной станции Барабула на буровые пока не началась распутица.

Всего задействовано было 20 автомобилей КРАЗ-255.

Расквартировались мы на постой в общежитии на живописном правом берегу Реки .

Сразу же, на второй день после нашего прибытия, нас навестил местный ГАИшник .

Визит его был недолгим.

Он переписал номера и марки машин, фамилии водителей , снял копии с их удостоверений и на прощание, попросив не нарушать Правил дорожного движения, особенно, в период весенней распутицы, отбыл восвояси.

Впрочем, предупреждения инспектора ГАИ, были излишними.

По дорогам данного района, осуществлялась хлыстовая вывозка древесины и преимущество на дорогах принадлежало водителям хлыстовозов.

Здесь особо не полихачишь.

Глазом не успеешь моргнуть, как окажешься в кювете вверх колесами, сметенный с дороги прицепом хлыстовоза.

По этому, наши водители старались ездить аккуратно и без элементов лихачества.

Весна была очень интенсивной и поселковые дороги были сплошь покрыты лужами от растаявшего снега.

Был у нас один водитель по имени Федя родом из Молдавии (Молдовы).

Очень вежливый и культурный парень.

Как то, едет Федя по улице поселка, даже не едет, а крадётся на своём КРАЗе.

Весенняя распутица , ни чего не поделаешь

Тихооонько так крадётся, чтобы случайно не обрызгать грязью, прохожих на тротуарах.

И надо же такому случиться, что проезжая мимо почтового отделения, КРАЗ Феди, в глубокой колее, наступил колесом на доску.

Когда все колеса КРАЗа, поочерёдно, прокатились по доске и заднее колесо, уже съезжало с доски, обратный её конец задрался из воды метра на два.

Едва колесо съехало с доски, та, — повинуясь Закону Всемирного Тяготения, шлепнулась с двухметровой высоты на блистающую под апрельскими лучами солнца, рябь воды, вытеснив, уже по Закону Архимеда, количество жидкости, равное объёму погружённого в неё тела (доски — пятидесятки), обдав вытесненной жидкостью, бабку объема и росту недюжинного, праздно глазевшую на мимо проплывающий КРАЗ.

Федя, немедленно, остановил своё чугунообразие и выскочил из кабины на тротуар, прикладывая руку к сердцу и извиняясь перед бабулькой за причиненные неудобства.

Вы, когда ни будь, слышали, как визжит диск циркулярки, в которую заправили брусок на предмет распиловки оного на штакетник?

Так вот, визг циркулярки казался чарующим пением арфы по сравнению с ором, издаваемым гортанью свежеполитой бабки!

Бабка орала мигрирующим вепрем!

На рев, незамедлительно прибежал лейтенант — ГАИшник, лицезревший сие действо из окна дежурки РОВД, располагавшегося рядом, через дорогу (центральная улица, все таки).

По мере сдувания воздуха из легких бабки (трубачи сводного войскового оркестра, позавидовали бы объёму её легких), кабаний рёв стал переходить в низкотональный бас главного гудка Путиловского завода, постепенно сходя на нет.

Стали пробиваться отдельные слова: » Пястряк тебя забери, жаба ты зялёна, жёлто тебе в рот, экспидишник нешшаснай, язва ты сибирска, холеры на тебя нет. О, тошно мне, нутренец ты бесстрамный!»

Видя, что бабка раздувает меха своих эскадронных лёгких, забирая из Вселенной свежую порцию воздуха, для выдачи очередного ревака, ГАИшник (в порядке отвлекающего манёвра) поспешил её успокоить и попросил рассказать, что произошло.

— Дык каво произошло то, мать честна, несётся этот пестряк, штоб ему жёлто было всюё жисть, макса налимья ета, вот и обдал меня, стало быть, грязью всюё.

Тока што во все ново, ни разу не одёвано, обрядилася, в сельсовет и шла!, — выдала бабенция свою версию случившегося.

Здесь, бабулька, слегка слукавила, по крайней мере, на счет верхней одежды.

Её бочкообразные бока, обтягивала ватная стёганная и изобилующая заплатами, телогрейка- ровесница 503-ей сталинской стройки.

-Ну-ну, успокаиваемся мать, успокаиваемся, что ж Вы так подобострастно-то, увещевал лейтенант, все еще пышущую жаром, бабушку.

Не знаю, что послышалось бабке, но реакция её была (мягко говоря) не совсем адекватной.

— Это ктой-то здеся, подобосрался, я што ли?

Да я, до давешнего года со своим Митрием на пару на охоту ходила, ведмедя с бярлоги поднимали ! Это я то, подобосралася перед этим пестряком?! — Бушевала бабенция, вновь набирая обороты.

Я вот шшас, как лицо наскорзь промокшее и потерпемшее, пойду до твово начальствия и докладу всё как есть имям и гляну как ты подобосрёсси, даром што литинант и при галифе! – продолжала нагонять жути бабка.

— Ну зачем начальство отвлекать, на месте разберемся, — миролюбиво проговорил ГАИшник.

— Вот и влепи ему штрафу, желтяку етаму, как есть ты при власти и при планшетке состоишь,- упорствовало «потерпемшее» лицо.

— Ну что же ты так неосторожно, это же весенняя распутица,- спросил Гаишник, обращаясь уже к Феде.

Федя, горячо извиняясь, пообещал впредь быть поосторожнее.

Лейтенант , тем временем, отвернул ключом на «10», государственный номер с бампера КРАЗа и забрав у Феди права, вынес мудрое решение на месте (как в индийском сериале),- вот, приведете гардероб потерпевшей в порядок и принесете мне от нее справку о том, что с её стороны, нет к тебе претензий, я верну права и номер.

— Бабка, успокаиваясь, уточнила,- дык чо, взаболь, всюё одёжу постират? Не омманет, лешачье отродье, понос бы его побрал?!

-Куда он денется, права то его у меня в сейфе лежать будут до той поры, пока инцидент не будет исчерпан,- заверил лейтенант.

— Дык где он исчерпат. етот инцандент, кода он все лето не просыхат, до покрова не исчерапшь, усомнилась бабка, думая что речь идет о луже, из которой её обдало грязью.

— Пущай лучше гандероп стират, всё кака ни кака польза с пестряка будет, да и дровишек подбросил ба машинки две, а то и три,- поднимала котировочную планку бабка.

Условившись на том, что бабка приносит Феде испачканную одежду, а Федя,- приводит её в порядок, стороны разошлись до примирения.

На утро, из окон общежития, наблюдалось следующее действо:

— По над дощатым тротуаром, в сторону общежития шоферов, реяло передвигаясь, некоторое подобие аэростата, обтянутого матрацовочной тканью.

Из — под пузыря-аэростата семенили две ноги, обтянутые коричневыми чулками «в рубчик» и обутые в суконные боты «прощай молодость.

Поверх бот, были нахлобучены желтого цвета галоши, больше похожие на диэлектрические боты, о чем свидетельствовали красные штампики на бортиках голенищ, с надписью: «Исп. 15 кВ. 17.03, 1980 г.».

Сзади в аэростат, упирался подталкивая его, подросток лет десяти от роду.

Всё это остановилось у крыльца общежития и из-под обшивки бурдюка аэростата, раздался отдышливый блажь: «Фе-е-е-дь-ка-а-а-а! Примай гандероп в чистку, паря мать ети, жёлто тебе через коромысло!».

В месте с Федькой, из общежития вышла группа, охочих до зрелищ, шоферов.

То что издали виделось аэростатом, оказалось полосатой матрасовкой с матраса на шесть персон, в которую был уложен, непосильным трудом нажитый «гандероп» потерпемшей и, не только её но и её супруженника Митрия.

«Потерпемшая» от распутицы, завидев Фёдора и не поздоровавшись, протянула ему исписанный почерком, по каллиграфии максимально приближенным к медицинскому,- примай, пестряк, гандероп под расписку, а то знаю я вашево брата. Сами не сносите, так своим шишигам вешши (вещи) раздорите, а то и пововсе на обтирку пустите, — безапелляционно продекларировала свои условия бабка.

В импровизированной ведомости значилось:

Куфайка ватная: две штуки.
Куртка суконная Митькина: адна.
Штаны суконные Митькины, одне.
Жукетка плюшева моя: адна.
Кальсоны Митькины тёплаи: одне.
Рубаха нательна Митькина: две.
Рубаха выходна в горошек Митриева: одна.
Плащщ бризентавай Митькин: один.
Лифтик на кажин день: два ситцавых.
Лифтик на выхода: адин батиставый.
Чирки Митриевы (подшить подметки); одне.
Ритузы летние мое: двое.
Ритузы теплые мои розовы: одне.
Ритузы с бантам мое: одне.
П0лушубок Митриев: один.
Платье свадебно с фатой моё: одно.
Пальто девичье моё. перелицевать: одно.

— Мать, да я же только телогрейку Вам обрызгал, а вы чего наложили тут!?- Взмолился Федя.

-Жаба капустна тебе мать, пестряк! Инспектор сказал, привести в порядок гандероп, вот я и приводи.

А то, — насидисся без прав! И дрова мне привези листвянишные, осину и сосну не вези!- ответствовало распаренное до красноты «потерпемшее» лицо.

— Мать, побойся Бога, какие ещё дрова!- взывал к гражданской сознательности бабки, Федя.

-Лешак болотный тебе бог, душа твоя желтячья! Пошли Мишка, неча тут, — ответила бабка и подхватив за руку внука, похлюпала в своих ботах, проверенных на 15 кВ. во свояси.

Стирали, штопали и перелицовывали бабкин «гандероп» в местном доме быта, где была и химчистка.

Дрова Федя привез ей, как она и просила, лиственничные.

В порядке одностороннего бабкиного «доп-соглашения, Федьке дополнительно пришлось:

Починить Митрию бензопилу: 1 шт.
Заклеить Митрию резиновые сапоги: 1 пара.
Починить забор с лицевой стороны дома.
Изладить сепаратор для перегонки молока: 1 шт.
Поколоть привезенные им же самим дрова: 3 машины.

После этого, счастливый Федя, получил от «потерпемшей» расписку, дословно гласящую:

— «Линтинату ГАИ от потерпемшей Клавдеи.

Васька, ондай пестряку Федьке все, чо забрал.

Притензиев нету.

Все изделал справно.

Клавдея Брюханова»

Выручил Федя свои права и номер, а потерпемшая Клавдея, звала потом его в зятья за младшенькую.

Федя обещал подумать, да что то, так и не надумал он жениться на младшенькой дочери Клавдеи.

А потом и вовсе, окончив перевозки, мы угнали машины в краевой центр и оттуда, на баржах, отправили их домой, на Север.

======****======

С тех пор, при езде в периоды распутицы, Федя, завидев пешеходов, прекращал движение, пережидая, пока они пройдут.

На долго ему запомнилась та весенняя распутица

Прим.

Слова выделенные в тексте подчеркиванием, не являются опечатками.

Это особенности диалекта местного населения.

Читайте мои стихи и рассказы на slovoblyd.ru




Рубрика: записки механика | Метки: Метки: ,

9 комментариев

  • Елена

    Как всегда у вас есть что почитать! Очень интересно и смешно! Пишите побольше веселых историй! Очень понравилось! Успехов в творчестве!

    Ответить
    • egorich

      Так это сейчас, по прошествии времени, эти истории видятся смешными!
      А тогда, когда они сыпались, как из рога изобилия (эти истории, связанные с работой), — немножко не до смеха было…
      А вообще, смех, — это наше главное лекараство, как у одной бабушки на рынке на пузырьке с каким то народным снадобьем было написано : «Ат всево».

      Ответить
  • Павел Рыжиков

    С большим удовольствием читаю Ваши статьи. Все то, что Вы описываете до боли мне знакомо. Словно в юности побывал. Спасибо. Удачи.

    Ответить
    • egorich

      Да вот, молодежь критикует за ретроспективную тематику. Не в тему, говорят пишешь.!

      Спасибо Павел, за отзыв! Счастья Вам и удачи!

      Ответить
  • Лидия

    У нынешней молодежи ничего этого нет и не предвидится, сплошняком компьютеры. Раньше хоть по улицам носились, спорт как-никак, а теперь? Уткнумшись в экраны глазенками краснющими как у белых крыс, лупают. Про что у них писать-то?

    Ответить
    • egorich

      И ещё, тарзанки!

      Ответить
  • Евгений

    Класс, Краз 255-моя «любимая» машина и весенняя картина до боли знакома в известной нам деревне! А хорошие быле времена!

    Ответить
    • egorich

      Времена были хорошие! Жили и работали на подъёме! У нас было «ЗАВТРА!»

      Ответить
    • egorich

      Недавно, на месторождении увидел КРАЗа-лаптёжника!!!
      Аж, немного, в груди зашлось. Как гость из той эпохи!

      Ответить
Оставить комментарий
Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *
Имя *
Email *
Сайт
Ваш комментарий
 scrollToTop