рассказы, лирика, проза, вирши

Главная » Смешные рассказы » Быкообмен. Часть 5: Полёт канадского быка

Быкообмен. Часть 5: Полёт канадского быка

|

0_72c43_dfd3abe2_XL[1]

В этой части рассказа вы узнаете о том, как надругавшись над высокими чувствами канадского быка, коварные геологи обманным путем заманили его в самолет и отправили в полет. О том и рассказ «Полёт канадского быка».

 

 

 

— Мужики, нас на посадку в вертолёт приглашают, — сказал Борисыч, заметив командира МИ-2, призывно машущего от вертолета.

mi-2[1]

Мы разместились в пассажирской кабине вертолёта, пилот пощелкал какими-то тумблерами, толкнул вверх красные рукояточки пожарных кранов, потом ещё чем-то шплямкнул, над головой что-то загудело, потом засвистело. Лопасти несущего винта сначала нехотя, а потом все быстрее и быстрее начали раскручиваться. Вертолет привычно затрясло и он стал приподниматься. Оторвавшись от земли, вертолет малость повисел в воздухе, словно принимая решение: взлетать ему или забить на все это дело и не лететь, предоставив себя техникам.

Затем, видимо решив, что по добру не отстанут от него и всё равно лететь придется, вертолёт набычился носом вниз и, доведя уровень тряски до ламбадообразного состояния, перешёл в горизонтальный полёт с набором высоты.

На приборе, показывающем количество топлива, жёлтая стрелка стояла на отметке 600 литров.

Ми-2..vid-vpered-iz-kabiny-pilota-vertolet-mi-2-0000840097-preview[1]

Итак, мы летим!

Внизу живописным зеленым бархатом расстилается таёжный массив (которого из-за отсутствия дорог не коснулась бензопила китайских лесорубов), пересекаемый причудливо извивающимися синими лентами рек и скальными кряжами.

Лететь 360 км. в одну сторону.

Перекрикивая визг турбин, зоотехник Мошонкин нахваливает Андреичу с Борисычем заморскиие постромки с массой утяжек, пряжек и карабинчиков, которыми бык будет намертво принайтОван в самолете.

В поселке «Сталино» подсели на дозаправку керосином. Вертолеты МИ-2 печально известны тем, что им постоянно не хватает литров 10-15 топлива, чтобы дотянуть до заправки. И это не от того, что вертолет плохой и обжористый. Просто в процессе полета у пилота возникает масса отвлекающих факторов, типа:

  • — подсесть на песчаную косу, глянуть, как мужики тайменя спинингуют;
  • — забросить попутно охотника с провиантом в зимовьё;
  • — подсесть на поляночку таёжную, бруснички пособирать:
  • — опять же — грибы;
  • — и Т.Д.

На все эти взлеты-посадки расходуется топливо. А его на всё про всё — всего 600 литров. Вот и крутись тут, как хошь! А вы говорите: пило-о-о-о-т — пилоооооот! Сами попробуйте покрутиться на шестистах литрах, потом и говорить будете, понимаешь…!

За очередной излучиной реки показались строения и улочки посёлка «В».

563[1]bAYKIT

Простирающийся ландшафт по красе своей напоминал горную Швейцарию!

0_7b26e_a4ca28b6_XL[1]0_1c564_f3402555_XL[1]

Вертолёт, заложив крутой вираж (мог бы и поположе), пошел на снижение и его «заламбадило» мелкой дрожью. Вертолёты всегда лихорадит, когда они идут на посадку. Причем — все! От Ми-1 до Ми-26.

Наш вертолет, достигнув оргазматичного уровня дрожи, коснулся своими дутиками бетонки, приподнялся ещё разок и, повернувшись носом в сторону диспетчерской, снова сел, теперь уже усадисто, разлепёшившись на бетонке. Пилот, дав поработать турбинам, начал стрикать тумблерами АЗС в одному ему известном порядке. Настрикавшись тумблерами вдоволь, пилот поочередно дёрнул вниз красные рукояточки пожарных кранов и движки, сдувшись окончательно, остановились.

9-2[1]mi-2-5[1]

На уши пассажиров обрушилась внезапно наступившая тишина.

Почти следом за нами приземлился и наш АН-2, подруливший на стоянку.

Здесь нас ждали!

Мошонкин быстрыми шагами, перешедшими в бег, с распахнутыми объятиями бросился к тоже бегущему встречным курсом Лёхе Пустозвонову. Давно не видевшиеся одногруппники с размаху обнялись, при этом Мошонкин, заключая объятия, весомо огрел коллегу промеж лопаток своим увесистым докторским саквояжем, которого никогда не выпускал из рук. На этом официальная часть закончилась, и пока наши воздушные корабли заправлялись, высокие стороны пошли в аэропортовский буфет перекусить на обратный путь.

К тому времени к самолету подкатил УАЗик, таща за собой на веревке упирающегося на все четыре ноги быка. В данном случае требовалось уточнить, кто кого притащил: УАЗик быка или наоборот!? По крайней мере, когда водитель остановил УАЗик и, крыкнув трещёткой ручника, заглушил мотор, бык набычился и поволок УАЗик юзом по бетонке к дурно пахнущему бензином Б-91 самолетику АН-2, словно желая проверить качество и полноту заправки.

Пилот самолета АН-2, наблюдая эту картину, полюбопытствовал: «А какого, мол, хрена, ваш бычара при рогах? Такого уговору не было! Отпиливайте ему эти прибамбасы прямо здесь, иначе он нам все в самолете разворочает» – требовал аэронавт.

На шум подоспели Мошонкин с Пустозвоновым.

— А правда, — почему вы рога не отпилили нашему быку? — спросил Пашка у Пустозвонова.

— Да, отпилили мы рога, только не вашему, а по ошибке — нашему быку! Скотник с буха не разобравшись все перепутал. — Посетовал, оправдываясь за конфуз, Пустозвонов.

— Дык, теперь нашему пилите, делов-то, — настаивал на своём Мошонкин.

— Да, скотник, скотина эдакая, с расстройства за конфуз натрескался водки и дрыхнет на сене. А рога быкам пилят в специальном станке, вывешивая его на подпругах. Иначе, будет коррида. К тому же, отпиливание рогов повергает быка в стресс с временным снижением потенции. Да, что я тебе рассказываю, сам все знаешь не хуже меня, — ответил Лёха.

Командир экипажа, слышавший этот диалог, спросил:

— А далеко его (быка) до этого станка вести, где рога пилят?

— Километра полтора будет в одну сторону. Да и вести быка надо только шагом, все-таки не скакун арабский, а племенной осеменитель. Не резон его гонять на рысях, — ответил Лёха пилоту.

Пилот посмотрел на часы, что-то в уме прикидывая, затем поднялся в кабину самолета и по рации связался со своим руководством. Через пару минут пилот крикнул из кабины:

— Хрен с вами (мягко сказано), затаскивайте его с рогами, только расчальте накрепко, чтоб как влитой стоял и не шелохнулся. Парашютов у нас нет, как вы успели заметить! — мрачно пошутил в оконцовке пилот.

Быковозы приступили к погрузке канадского осеменителя.

На его не отпиленные рога натянули старую покрышку от «Нивы», что было сделать весьма не просто и, в целом, не безопасно. В грузовой кабине самолета открыли откидывающуюся вверх грузовую дверь и по заранее сколоченному из доски-пятидесятки трапу стали пытаться верёвкой затянуть быка в самолет. Бык, топчанообразно расставив ноги, твердо стоял, набычившись на своём, и сдвинуть с места его можно было только лебедкой тягового класса не менее трёх тонн.

— Давай за кольцо его потащим, побежит как миленький, — предложил Андреич.

— Давай за яйцо тебя потянем, побежишь еще быстрее, — прохрипел запойным голосом очухавшийся и только что прикативший на мотороллере «Муравей» пустозвоновский скотник, тут же принявший командование операцией на себя.

— Экипажу занять места в кабине аэроплана, иначе в окна залазить в кабину будете, — раскомандовался скотник.

— Приготовить найтовы для увязки животного, без моей команды никто ни чего не делает, — командно сипел ковбой.

— Животное поставьте как можно ближе к кабине, иначе не взлетим, — из форточки кабины прокричал командир воздушного судна.

— Сделам, как подобат, — заверил скотник и достав из полиэтиленового пакета какую-то тряпицу, сунул её быку под нос и стал пятиться по направлению к самолету.

Бык, раздув ноздри и покрутив башкой, пошел вослед за скотником, смотря на него сквозь амбразуру из покрышки, напяленной на его рога. Так послушненько, как прилежный школьник, бык и взошел по трапу и прокопытил по дощатому настилу до доски, закрепленной поперек грузовой кабины для того, чтобы животное не проследовало далее, в кабину пилотов. Тут уж скотник легонько придерживал быка за кольцо, продетое в ноздри, а мужики под командованием Пашки Мошонкина найтовали животное на заморские постромки-растяжки.

Командир через приоткрытую дверцу наблюдал из кабины процесс крепления быка на найтовы***. По окончании крепежа скотник протянул второму пилоту плотно завязанный полиэтиленовый пакет сказав:

— Это вам по прилету понадобится при выгрузке быка из аэроплана.

Пилот в недоумении покрутил пакет, помял его пальцами и, зачем-то понюхав и сказав — хрень какая-то, — бросил его на пол пилотской кабины, ближе к двери.

А зря….!

Наконец то, всё готово к отлету. Летательные аппараты заправлены, бык увязан, пилоты сыты, погода звенит! Грузовая дверь Ан-2 закрыта и заперта изнутри вторым пилотом.

Когда пилот направляясь в кабину протискивался мимо расчаленного на растяжки быка, бык одарил его недобрым бычьим взглядом, но нивовская покрышка на рогах мешала животному наподдать надлежащим образом под зад аэронавту.

Поочередно взлетаем.

Первым с разбегу взлетает АН- 2 и с набором высоты в плавном вираже ложится на курс.

IF

Следом, вертикально оторвавшись от земли, и как всегда набычившись носом к низу, переходит в горизонтальный полет Ми- 2. Домой летели в паре. Первым шел Ан-2, следом стрекотал лопастями Ми-2.

Когда пролетели уже три четверти пути, командиру Ан-2 мучительно захотелось «по маленькому». Дело житейское, но, как известно, самолеты типа АН-2 и Л-410 «удобств» на борту не имеют. На Ан-2 обычно возят в хвостовой части 20-литровую банку из-под АМГ или ЦИАТИМа. В неё и отливают, если женщин нет на борту или пассажиры мужского полу не очень сановитые собой. В таких случаях отлив производится не покидая рабочего места, в пластиковую бутылку. Но тут требуется определенная сноровка, дабы не окропить фирменные аэрофлотовские брюки….

Были на борту и на сей раз и банка, и бутылки. Но все это было в хвостовой части. А непосредственно перед дверью пилотской кабины стоял бычище с рожищами. Командир, было, предпринял попытку просочиться мимо быка, но потом передумал и вернулся в кабину.

На вопрос второго пилота: — Ну чо, отлил? Командир ответил: — Да как посмотрел на этого зверя, так не только отлить, но и откласть захотелось. — Давай хоть пакет какой нибудь или на крайняк файлик.

Второй пилот полез в планшетку, но, как назло, там файлика не оказалось. Да и никто его туда и не ложил изначально. Командир уже откровенно сучил ногами от нетерпения. Тут второй пилот и вспомнил про сверток, всученный ему перед отлетом не очень проспавшимся скотником.

— Командир, держи штурвал, щас я тебе спроворю пакет!

С этими словами Второй изогнулся Горынычем и подхватил с полу сверток, перетянутый резинкой для банкнот. Сдернул резинку, вытряхнул из пакета какую-то тряпку, намереваясь выкинуть её через форточку за борт, но, видя страдания командира, не стал тратить драгоценных секунд и, расправив пакет, подставил его командиру под….. , ну сами понимаете, под что.

В пакет брандсбоем ударила янтарная струя пилота первого класса, обладающего нагрудным знаком «За безаварийный налет часов». По мере слива отстоя, лицо командира преображалось на глазах, обладая иконостасную воссиянность. По окончании процесса пилота перетряхнуло, как двигатель ЯМЗ-236, делающий последние пол оборота перед остановкой, и по телу растеклась благость и умиротворение.

Второй пилот тоже слил отстой, но, в отличие от командира, без должного фанатизма. Бережно держа на половину наполненный анализами пакет, второй пилот, сдвинув назад форточку и высунув наружу руку с пакетом, произвел бомбометание и, следуя наставлению по полетам, что-то пометил на карте!

В кабине самолёта воцарился какой-то не самолётный мускусный запах.

— Хорёк вонючий! Как его только коровы терпят?! — бубнил второй пилот в адрес быка.

— Да уж, не «Шанель», — поддержал командир.

С вертолёта, следующего параллельным курсом, было видно, как из форточки второго пилота АН-2 выпал белый предмет и, стремительно уменьшаясь в размерах, полетел с ускорением 9,8 метров в секунду вниз — к зеленому морю тайги.

Пилот с вертолёта по рации запросил: — Борт 642, что у тебя выпало из кабины?

— Да, вымпел сбросил с памятным письмом комсомольцам XXI века! – ответил командир АН-2.

— А-а-а! – с пониманием протянул вертолётчик, — а чо, до дому дотерпеть не мог, с вымпелом-то? – не отставал с расспросами вертолетчик.

— Борт 760, не засоряйте эфир глупыми вопросами, нас могут слушать. Враг не дремлет! – ответили с АН-2.

— А врагу край как интересно, в каком квадрате ты сбросил свои пестицидные анализы! – заржал в эфир пилот с МИ-2.

Борта 642 и 760, прекратите трепаться не по делу в эфире и займитесь пилотированием воздушных судов! – нарушил мирный диалог пилотов сухарь по натуре — диспетчер аэропорта «Б».

Воздушные суда вошли в зону дальнего привода аэропорта, и командиры прекратили трёп.

Ан-2 вошел в глиссаду *** и заскользил на снижение, а пилот Ми-2 бочком-бочком, по-крабьи, втиснулся на бетонную вертолетную площадку и, угнездившись, выключил двигатели.

Ан-2 филигранно, без единого козлика, притерся к полосе, пробежав метров 200, остановился и развернувшись резво покатил к стоянке, где его уже ждали Мошонкин с группой физической поддержки и автомобиль ЗиЛ-131 для перевозки быка на ферму.

====****====

Каким бы трудным ни был этот рейс, но и он закончился. С ним закончился и полет канадского быка.

А что было дальше, читайте в главе 6:Волшебный препарат

Читайте мои стихи на сайте slovoblyd.ru                                                                                                                                 




Рубрика: Смешные рассказы | Метки: Метки:

Оставить комментарий
Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *
Имя *
Email *
Сайт
Ваш комментарий
 scrollToTop