рассказы, лирика, проза, вирши

Главная » Рассказы из жизни » люди » Отвага или глупость командированного VII

Отвага или глупость командированного VII

|

DSC00952

Уважаемые читатели, я не являюсь автором данного рассказа и публикую его на страницах моего блога по личной просьбе самого автора  — Аркадия Кузнецова, у которого пока нет своего сайта.

ОТВАГА ИЛИ ГЛУПОСТЬ КОМАНДИРОВАННОГО ?

(рассказ в 13 главах)

Часть VII

Окончание

Глава 11. Обман.

Брат с женой споро накрывают в зале стол, наливают по сто грамм за встречу, оживленно расспрашивая Савченко о семье, о детях. Как, мол, дети переносят морской климат Мурманска? Как он сам освоился с работой пожарного?

Стараюсь не прислушиваться к их разговору, но краем глаза замечаю, что Савченко усиленно пытается сменить тему разговора, кивая брату в мою сторону. Повлек братишку покурить на балкон. Повисла нудная тишина.

Видя их смущение от моего присутствия, говорю Савченко, что пойду на вокзал, надо купить кроссворд в дорогу, встретимся в вагоне. Никто особой настойчивости удержать меня за столом не проявил, и я покинул хлебосольный дом.

Иду медленно к вокзалу, а сам думаю: причем здесь Мурманск и пожарка? Какая-то непонятная неувязочка получается… Так искренне братики обрадовались встрече, что всерьез поверишь в их долгую вынужденную разлуку. Но почему: живут в одном ведь городишке и могут по семь раз в неделю встречаться… И эти косые взгляды в мою сторону, и нависшая пауза, и куцая беседа в моем присутствии – все это меня настораживало, а ответа я не находил.

Безусловно, я бы и не придал этим мелочам такого значения, если бы чем-то был очень занят. Но сейчас-то все дела позади, и надо было чем-то занять свой активный мозг: кроссворд оставим на потом, а пока пораскинем мозгами на заданную тему.

Начинаю логически рассуждать «от обратного». А что если Савченко проживает за пределами Сосносибирска и даже края? Это как-то может повлиять на результаты проверки его жалобы? Пока ничего конкретного на этот счет сказать не могу. Надо сначала получить достоверную информацию, и покопаться в Жилищном Кодексе, желательно, с комментариями…

Я купил кроссворд, и стал точить свой интеллект над его разгадыванием. За пять минут до отправления поезда появился Савченко в сопровождении родни. Они даже в вагон не поднимались, чуток постояли у вагона, и он запрыгнул на подножку вагона уже приведенного в движение состава. Сразу забрался на свою вторую полку, и был не разговорчив. Даже положительные результаты проверки с перспективой получить через месяц вожделенное жилье, похоже, его уже не радовали. Как-то сник он после встречи с братом в моем присутствии.

Подошла проводница, проверила наличие билетов, сличив их с паспортом. И тут меня осенило. Спрашиваю у Савченко открыто: «Саша, а где ты живешь? В Сосносибирске или в Мурманске?» Вижу, что мой вопрос его смутил, аж дух у него сперло. Однако сглотнул слюну, глубоко вздохнул, и с напускным спокойствием, как бы нехотя, вымолвил: «Живу в Сосносибирске».

Видя, что проводница готова возвратить нам паспорта, забираю оба. Открываю его паспорт на странице с пропиской – вижу там штамп с пропиской в Сосносибирске по такой-то улице. Штампа с выпиской нет. Вроде бы все «тип-топ», но на душе паскудно. Будто ненароком обидел человека своим недоверием. Прекращаю задавать вопросы, разгадываю пару кроссвордов и ложусь спать, чтя солдатскую прибаутку: «Только сон приблизит нас к увольнению в запас».

Рано утром поезд благополучно прибыл в Красноярск, мы расстались на перроне, пожав руки.

Я заехал домой, оставил там сумку, принял душ, позавтракал, и, не смотря на субботний выходной день, поспешил на работу. Нужно было подготовить отчет по командировке, обдумать доклад генералу о результатах проверки и приступить к составлению мотивированного заключения по жалобе, а также к подготовке документа прокурорского реагирования – представления на имя мэра Сосносибирска о восстановлении нарушенного жилищного права семьи Савченко.

И представление прокурора, и мотивированное заключение по жалобе – это серьезные документы, которые с кондачка не напишешь. Порой, на их составление уходит не один день.

Вождь появился в своем кабинете в понедельник во второй половине дня. К этому времени я успел уже покопаться в Жилищном Кодексе и понял, что в случае увольнения работника с выездом за пределы области или края он автоматически теряет право на получение жилья в покинутом городе.

При таком раскладе, результат проверки и документ прокурорского реагирования на жалобу менялись на диаметрально противоположные.

Глава 12. Разоблачение обмана.

Оставалось дело техники: выяснить фактическое место жительства Савченко и место его последней работы, чтобы принять окончательное и, на этот раз, законное решение.

Если подтвердится, что он проживает и работает в Сосносибирске, то тогда — прокурорское представление мэру и, как результат: «Товарищ Савченко ! Распишитесь в получении ордера на квартиру ! Вот здесь, пожалуйста».

Ну а если выяснится, что он проживает и работает в Мурманске, то он получит ответ прокурора об отказе ему в жалобе, как не основанной на законе.

Можно промолчать о своих подозрениях насчет Мурманска. Но тогда Савченко получит жилье в Сосносибирске, и будет до конца дней своих, смеясь, рассказывать своим родным, друзьям и знакомым, как он ловко обманул убеленного сединами прокурора и молодого сотрудника прокуратуры. А главное, он уверует, что достижение цели путем обмана – это в порядке вещей.

Но можно поступить и по-другому, в строгом соответствии с принципами законности и справедливости. Для этого надо выйти с рапортом к генералу и просить продления сроков проверки, изложив ему полученную информацию о Мурманске. Продление сроков необходимо для получения ответов на наши официальные запросы в Мурманское УВД.

При личной встрече с генералом, я доложил ему результаты проверки, и не утаил свои сомнения по поводу возможного выезда Савченко за пределы края, и как это может повлиять на результат проверки. Вождь дал мне «добро», продлив срок разрешения жалобы.

На наш запрос из Мурманского областного УВД вскоре пришел ответ, что в такой-то пожарной части в должности начальника караула и в звании младшего лейтенанта внутренней службы служит Савченко Александр Васильевич, который прописан по такому-то адресу в г. Мурманске.

Оказалось, что незадолго до переезда семьи Савченко в Мурманск, он то ли на самом деле потерял паспорт, а потом его нашел, то ли просто решил «закурковать» на всякий «пожарный» случай, но он обратился в ГОВД с заявлением об утрате паспорта. Ему выписали новый, поставили штамп о прописке и выписке. А в старом он, по-прежнему, числился прописанным в Сосносибирске. Вот и весь фокус.

Когда в Мурманске он обратился в юридическую консультацию с вопросом, может ли он получить квартиру в Сосносибирске, если вдруг выяснится, что ему незаконно не выделил порт жилье, разбазарив налево-направо квартиры – ему юрист однозначно ответил, что он утратил свое право на получение жилья в Сосносибирске в связи с выездом за пределы Красноярского края.

Вот тогда-то его мудрую головушку посетила незатейливая мысль: «А что, если укрыть от прокурора факт выезда за пределы края ? Ведь в прежнем паспорте штампов выписки из Сосносибирска и прописки в Мурманске нет». Теперь он уже точно знал, что утратил свое законное право на получение жилья в Сосносибирске, и с этого момента уже осознанно шел на обман и подлог. Он сделал для себя морально-нравственный ВЫБОР.

В общей сложности восемь лет он терроризировал Средне-Таежную транспортную прокуратуру. Причем, последние два года, проживая в Мурманске, он отправлял жалобы через знакомых с городского почтамта Сосносибирска. Данное ухищрение тоже объективно свидетельствовало о его умысле на обман и подлог. Он уже почти добился реализации своего авантюрного плана ! И вдруг все так глупо накрылось медным тазом. Оказывается, верно говорят: «Бог не Ермошка – видит немножко».

Глава 13. Итоги.

Генерал Вольнов (наш справедливый Вождь) утвердил подготовленные мной заключение по жалобе и ответ в адрес Савченко о том, что его жалоба отклонена, как не основанная на законе.

Он похвалил меня за бдительность насчет Мурманска и, сказав, что достижение даже благородных целей путем обмана недопустимо, пожал мне руку.

Вот так закончилась моя первая служебная командировка в органах прокуратуры. О том, что довелось с оружием в руках штурмовать на абордаж судно на рейде в составе группы захвата – я даже не обмолвился со своими коллегами, потому что был убежден, что с подобного рода опасностями они встречаются практически ежедневно, особенно работники следственного отдела.

Только спустя три года после описываемых событий, на коллективном застолье по поводу празднования дня рождения одного из коллег, зашел разговор об опасных и курьезных случаях на службе. Когда дошла очередь до меня, я поделился вот этим «боевым» эпизодом из личного опыта. И был удивлен вдруг нависшей тишиной и вмиг посерьезневшими лицами товарищей. Треп и смех сразу стихли, а моя начальница задумчиво сказала: «А ведь этот эпизод вполне мог быть положен в фабулу представления на награждение тебя медалью «За отвагу». Согласно статуту этой медали – все условия награждения налицо: выполнял служебный долг по спасению людей в условиях реальной опасности для собственной жизни. Ведь в тебя стреляли не из детской рогатки, а из огнестрельного оружия, практически нарезного. Из приказов Генерального прокурора России, поступавших к нам на ознакомление, мы видели, что этой медалью ряд прокурорских работников награждены даже за менее значительные эпизоды. Например, один московский прокурор удостоен этой награды за то, что выстрелив из табельного оружия вверх, задержал невооруженного грабителя, скручивающего колеса с его личной машины, то есть был награжден практически за то, что с табельным оружием в руках он защитил свое личное имущество. А ты действовал в интересах общества, защищая жизнь и здоровье целого экипажа, судовой команды. Аркадий, ты мог быть удостоен этой медали без всякой натяжки». На что работники следственного отдела в один голос возразили: «Лизавета, возьми-ка губозакаточную машинку ! А то смотри-ка, раскатали губенки на медаль ! Вождь бы узнал – выговор Аркадию и год без премии, как минимум, были бы обеспечены, а то и увольнение. У нас инициатива наказуема ! Или забыли ?»

А как считаете Вы, Читатель? Что это было: Отвага или Глупость командированного ? И как, на Ваш взгляд, в подобной ситуации надо было поступить правильно? Чем руководствоваться: сердцем или инструкцией ?

Вот уже одиннадцать лет я — пенсионер. В отставку вышел с тремя звездочками на погоне, только размером они покрупней, чем те, с которыми отправлялся в свою первую командировку. Однако и сейчас, отвечая на свой вопрос: «Вот если бы вновь вернуться в тот август 1993-го, то как бы я поступил с высоты прожитых лет, увидев в дверях гостиничного номера директора речного порта с начальником ЛПМ?» — другого ответа не нахожу и не приемлю – «Поступил бы точно также». Разве что действовал бы более осмотрительно и проявил бы большую настойчивость в личном общении с руководящими сотрудниками ГОВД, требуя группу захвата.

У меня ни на секунду не появлялась мысль отказать начальнику транспортной милиции порта в помощи по задержанию вооруженного преступника, угрожавшего жизни и здоровью целого десятка людей. Не остановило меня даже и то, что мы с ним оба до конца не знали, против какого количества вооруженных преступников должны вступить в схватку. Не мог же я благословить его на подвиг – идти в одиночку под пули, прикрывшись Законом РФ «О прокуратуре» и ведомственной инструкцией ? Хотя формально такое право на отказ у меня было (даже скорей не право, а обязанность): нахожусь здесь с другим заданием, являюсь работником общенадзорного, а не следственного отдела, и мои функции с уголовным кодексом не связаны. Поэтому, уважаемые, созванивайтесь среди ночи с моим непосредственным генералом Вольновым: если он мне прикажет выехать на место происшествия – поеду, ну а если вам откажет – извиняйте, я бы рад, но…инструкции не пускают.

Если бы я так сказал в той конкретной обстановке, то в один миг перестал бы быть в их глазах мужчиной. А главное – сам перестал бы себя уважать. Даже если бы впереди у меня были годы безупречной службы и целый ряд настоящих самых геройских подвигов.

В наших рядах, как правило, малодушие не прощается. Это я хорошо усвоил еще тогда, на заре своей карьеры, в самом начале прокурорского поприща.

===***===

Читайте мои стихи и рассказы на страницах сайта slovoblyd.ru




Рубрика: люди, Рассказы из жизни | Метки: Метки: ,

 scrollToTop