рассказы, лирика, проза, вирши

Главная » Рассказы из жизни » люди » Отвага или глупость командированного IV

Отвага или глупость командированного IV

|

MINOLTA DIGITAL CAMERA

Уважаемые читатели, я не являюсь автором данного рассказа и публикую его на страницах моего блога по личной просьбе самого автора , Аркадия Кузнецова, у которого пока нет своего сайта.

ОТВАГА ИЛИ ГЛУПОСТЬ КОМАНДИРОВАННОГО ?

(рассказ в 13 главах)

Часть IV

Продолжение

Глава 5. План штурма и взятие судна на абордаж.

Освободив ошибочно захваченную судовую команду, мы извинились, и сразу же стали выяснять, знают ли они, где именно стоит «Ота-636». Капитан отвечает, что минут пятнадцать назад видел ее стоящей на рейде в огнях палубного освещения, от баржи с песком, которую «Ота» толкала днем, не отцеплена. Так и стоит на якорной стоянке с пристыкованной к носу баржей против течения, по направлению к Красноярску.

Проводим короткое совещание прямо в рубке, планируя дальнейшие действия. Инициативу командира группы захвата взял на себя Тычина. Я не препятствовал этому, памятуя, что задержание всегда было прерогативой милиции. Мне в данном случае лишь отведена роль ЮДМ – юного друга милиции. Вот когда преступники будут повержены и задержаны – тогда первой скрипкой снова буду я, как руководитель оперативно-следственной группы.

Тычина верно все рассчитал, и озвучил свой план захвата: надо, двигаясь на нашем суденышке вдоль берега, не привлекая к себе внимания с «Оты», выйти выше ее по течению примерно на полкилометра. Затем, перпендикулярно берегу, быстро выйти ей наперерез, развернуться к барже встречным курсом под острым углом, почти «лоб в лоб» и, используя попутное течение, максимально разогнаться, а метров за 100-120 до подхода к барже выключить свой мотор, и беззвучно, используя только попутное течение и инерцию своего хода, дрейфуя, пойти под острым углом на сближение с «мятежным» толкачом, стукнувшись с ним вскользь правыми бортами в кормовой части (там наиболее низкая часть «Оты», почти соответствующая высоте нашего леера на носовой части палубы).

Предполагалось, что в момент столкновения бортами – мы перепрыгнем с борта на борт, а наша посудина должна либо продолжить свой дрейф, удаляясь «по-тихому» за счет течения на почтительное расстояние от опасного места, либо, в случае своего обнаружения и стрельбы, быстро запустить движок и на максимальных оборотах уйти на безопасное расстояние.

После высадки на борт «Оты» мы должны будем вдоль разных ее бортов продвигаться с кормы на нос: Тычина по левому борту, я – по правому (со стороны нашего берега). «Брать» преступника будет он самостоятельно, а я должен отвлекать супостата, и мешать ему прицельно выстрелить в милиционера на стадии их сближения, для этого должен буду вести «беспокоящую» стрельбу над головой противника.

План мне показался разумным. Тем паче, что ветерок дул с низовьев, поэтому зайдя на атаку «Оты» сверху по течению, то есть против ветра, шум нашего мотора будет приглушен встречным ветром, что позволит нам поздней заглушить двигатель, переводя судно в накат и дрейф. Тогда наш капитан удачней скоординирует таран на более коротком отрезке.

Закончив этот «мини-совет в Филях», Тычина скомандовал капитану: «Полный вперед вдоль берега!» На что тот парировал, что максимальную скорость он все равно не разовьет, потому что прожектор выведен из строя, а без освещения легко налететь на «топляк» (свободно плавающее в акватории бревно), и повредить судно. Мы виновато притихли, вспомнив обстоятельства повреждения судового светила, оставив на усмотрение капитана реализацию нашего плана доставки группы захвата на судно.

Тычина, подбадривая меня, поднял большой палец кверху, сказав: «Отличный был выстрел! Точно в цель! Причем, навскидку, не целясь. У Вас, наверное, разряд по пулевой стрельбе?» — «Скорей, случайность. Просто очень захотелось жить. Да и грех не попасть в мишень размером с таз с каких-то двадцати шагов» — «Понятно. Давайте общаться без фамильярности, на «Ты» — так будет удобней в боевой обстановке» — «Согласен. Меня зовут Аркадий» — «А меня Александр, можно просто — Саня».

Ненадолго в промежутке между облаками показалась луна. Наш капитан сразу же разумно отреагировал, заметно увеличив скорость. Если бы я был поэтом, то назвал бы наше суденышко – «Бегущее по волнам»…

Через какое-то время капитан предупредил, что сейчас будет менять курс, выходя в кильватер «Оте», с разворотом «лоб в лоб». Наша цель, как на параде, светилась огнями палубного освещения: будем там видны, как на ладони… Нам пора уже выходить на палубу, в ожидании мимолетного бортового касания, достаточного для прыжка навстречу подвигам и неизвестности…

Луна, явно подыгрывая нам, снова спряталась за тучу. Мы с Тычиной сидим на ящике с песком, стоящим впереди рубки у правого борта носовой части палубы. Молчим, оба предельно собраны. Вдруг он нарушает тишину: «Чтобы нам легче было перескочить с борта на борт, надо после прохождения баржи встать на этот ящик в полный рост. Тогда от столкновения бортами нас выбросит на палубу «Оты» за счет силы инерции, даже прыгать не придется». Я согласно киваю, а сам стараюсь не смотреть на траурно-черную ночную волну, в которую можно ухнуть, сорвавшись в неудачном прыжке или положившись на подкачавшую силу инерции. Ведь подобных тренировок у нас не было, это наш «эксклюзивный клоунский выход на арену». По спине течет холодный пот, ладошки рук вспотели, того и гляди выскользнет пистолет. Поочередно вытираю ладони о бронежилет…

О, Боже ! Капитан, разогнав судно до предела, уже выключил движок! Скорость гаснет медленно при попутном течении, а торможение при выключенном двигателе уже невозможно! До цели каких-то 60-70 метров. Только бы не промазал капитан! Только бы притер свою посудину к борту «Оты» ! Вот уже быстрым инерционным накатом миновали баржу, пристыкованную к носу толкача. В это время вдруг гаснет палубное освещение на «Оте» — к чему бы это ? Такое ощущение, что за нами пристально кто-то наблюдает, правда, не понятно откуда… Беззвучно, как «топляк» во мраке, приближаемся к кормовой части теплохода. Борта сходятся по заданной касательной траектории, но гораздо стремительней, чем нам этого хотелось бы ! Мы, не сговариваясь, вскакиваем на ящик …сердце от впрыска лошадиной дозы адреналина молотит, как шаман в бубен…сгруппировались к броску, полусогнув ноги и подав корпус вперед, и…

Через секунду раздается удар борта нашего судна о борт толкача, в аккурат в то место, куда и рассчитывали – в самую низкую часть «Оты». От резкой остановки «борт о борт» нас по инерции выкинуло за леера обеих посудин, и мы дружной кучкой шмякнулись о железную палубу юта, громогласно заявив о своем присутствии на «мятежном» борту звонким грохотом о железную палубу всем металлическим, что у нас было.

То, что «звякнули» мы – семечки ! А вот сильнейший удар бортов, сопровождающийся в ночной тишине страшным грохотом и скрежетом металла о металл, отбросил наш буксир от борта «Оты», и его стало сносить течением. Обратно уже нам на него было не запрыгнуть ни при каком усилии и разбеге. Оставалось только сродниться с новым не гостеприимным судном, с погасшими фонарями палубного освещения, и постараться на нем выжить. Тот, кто погасил палубное освещение, явно был на стороне штурмующих, то есть на нашей стороне. Но кто бы это мог быть?

Удар и скрежет в момент нашего десантирования не остался не замеченным – тотчас прогремел выстрел. Пуля ударила то ли в кнехт, то ли в другую металлическую часть теплохода «Ота-636», недалеко от того места, где мы упали на палубу, и с характерным звуком рикошета ушла в ночную мглу.

Услышав выстрел, наш капитан буксира моментально запустил движок и на всех парах, забыв о возможном появлении по курсу бревен-«топляков», помчался к берегу.

Глава 6. Задержание.

А в это время мы уже продвигались к носу толкача, каждый вдоль «своего» борта, как было предусмотрено тактическим планом штурма. Как я уже сказал, судно было без освещения, по размерам оно на несколько порядков было выше классом, чем то, на котором мы сюда добрались. Ориентироваться на нем было сложней. Мы уже не видели и не слышали друг друга, потому что нас разделяла высокая палубная надстройка с капитанским мостиком наверху.

Двигаюсь между этой палубной надстройкой и бортом, как по коридору шириной в один метр. Благополучно преодолев почти 2/3 пути и уже надеясь на визуальную встречу с милиционером в районе полубака (начало носовой части палубы), как с диким грохотом падаю, запнувшись за свернутый калачом канат. Снова звучит выстрел со звоном пули о металл неподалеку. Уже не встаю во весь рост, а на четвереньках преодолеваю последние 5-6 метров до полубака.

Так на четырех мослах и добрался я до железного пожарного ящика с песком вдоль правого борта. За ним и затаился, дожидаясь, когда Санек займет аналогичную позицию у своего борта. Пытаюсь вычислить позицию стрелка, но во тьме не вижу ни его, ни даже подозрительного места, с которого тот мог бы вести стрельбу. Огонь велся явно с носовой части, но до конца палубы остается метров десять, не больше, а дальше – баржа с песком. Может, он залег на барже? Но тогда отключивший палубное освещение знает его позицию, и умышленно мешает стрелку вести прицельный огонь, убрав подсветку движущихся мишеней (как-то не привычно ассоциировать себя с неодушевленной мишенью). Блин, вот узнаю, кто этот партизан или партизанка – « зацелую допьяна, изомну, как цвет ! », выражаюсь уже в порыве благодарности стихами Есенина.

Замечаю, у противоположного борта что-то шевельнулось, и послышался приглушенный голос напарника: «Ну что ? Осмотрелся ? Понял, откуда стреляли ? » — «Нет. Но скорей всего с баржи», — так же тихо отвечаю. Он: «Больше не откуда, только с баржи. Сейчас я выманю выстрел, а ты засекай по вспышке его позицию». – «Добро». Слышу, как Санек стукнул автоматом о палубу – тишина. Через 5 секунд повторяет стук – в ответ звучит выстрел. «Ну как ? Засек ?» — «Нет». Он снова пару раз громко стучит, с промежутком в 5-6 секунд, но выстрела не последовало. Почему?

И тут я начинаю понимать: либо стрелок раскусил нашу уловку и не собирается себя выдавать выстрелом, либо у него не самозарядное оружие, поэтому требуется дополнительное время на его перезарядку. Я незамедлительно поделился с напарником своей догадкой, что причиной задержки выстрелов является ручная перезарядка.

Мы еще раз с ним условились, что сразу же после обнаружения места очередного выстрела, он приступает к задержанию, а я беспокоящей стрельбой должен помешать бандиту перезарядить оружие и прицельно выстрелить в атакующего милиционера.

Санек снимает каску и, стукнув ею сначала о палубу, кидает по направлению к барже скользом, как шар боулинга. Каска, скользя по палубе и вращаясь вокруг своей оси, со звуком трения металла о металл неумолимо приближается к барже. На этот раз выстрел не заставил себя ждать, да к тому же такой меткий, что от щелчка пули по каске та подлетела и, перевернувшись в воздухе, упала на палубу.

Мы почти хором вскрикнули: «Вижу!», а Санек добавил: «Беру!», вскочил в полный рост и рванул к барже, как молодой сайгак. В этот миг я уже, стоя на коленях и положив руку с пистолетом на ящик, используя его, как упор для стрельбы, начинаю бегло шмалять в направлении вспышки с частотой 5 выстрелов за 4 секунды.

Стрелял, молясь в душе, чтобы случайно не попасть в стрелявшего. Мягко нажимал на спусковой крючок до тех пор, пока напарник не оказался у меня на линии огня. Стрельбу прекратил, чтобы не попасть в напарника. А он с ловкостью каскадера перемахнул сразу на баржу. Уже слышу завязавшуюся рукопашную схватку и Санькин крик: «Я взял его!»

Мягко опускаю взведенный курок большим пальцем правой руки, но на предохранитель пистолет не ставлю – в любой момент могу с усилием нажать на спуск, и грянет выстрел (после прекращения стрельбы патрон у меня остался в патроннике). Бегу к барже и слышу: «Аркадий, быстрей! Помоги мне!» Пулей лечу на помощь напарнику, взбираюсь на баржу и вижу, что Санька, барахтаясь в песке, пытается надеть наручники на громадного верзилу. Вдвоем кое-как заломали амбала. Тот сопротивлялся нам, молча, но ожесточенно, с отчаянием обреченного.

На следующий день мы невольно демонстрировали, как боевой трофей, следы былой мощи задержанного супостата на своих изрядно помятых фейсах. Говорят, фингал мужчину украшает. Так вот у нас обоих было чем похвастаться из этих «мужских украшений». На любой, даже самый изысканный, вкус.

Но опустим ненужные сентенции. Когда смутьяна «упаковали» в наручники, то прямо на барже в кромешной тьме пытаемся у него выяснить, есть ли еще на борту его вооруженные сообщники? Стрелок пьян, отвечать на вопросы не желает.

Пока Тычина помогает ему подняться на ноги, я осматриваюсь вокруг, насколько это впотьмах возможно, и нашел орудие преступления – одноствольное охотничье ружье. Повесил его через голову себе на плечо, но Санькиного автомата нигде не нахожу, даже присел, обшаривая вокруг песок руками. Мелькнула мысль: «А вдруг в момент борьбы автомат попросту свалился в реку?» Говорю тихонько: «Санек, все вокруг обшарил, но автомат, как сквозь землю провалился». А он мне: «Беги к моему месту старта, я его у ящика бросил, когда рванул на задержание». – «Ты что, Санек, с дуба рухнул ? А если на борту есть вооруженные сообщники этого бугая? С твоего же «калаша» нас и положат рядком, ножками на выход». «Тогда дуй быстрей к ящику!» — крикнул мне руководитель группы захвата.

Стремглав мчусь к автомату, тот – слава Богу — оказался на месте в целости и сохранности. Вешаю и его себе на шею крест-на-крест с ружьем и снова поспешаю к Тычине, чтобы помочь задержанного охламона переместить с баржи на палубу.

С бронежилетом, каской и всеми видами навешанного на меня оружия чувствую, что к своим шестидесяти килограммам имею увесистый довесок этак в два пуда минимум. Какой с меня помощник по перетаскиванию задержанного быка? К тому же до сих пор ничего не ясно насчет его сообщников.

На всякий случай решил перезарядить пистолет. Оставляя патрон в патроннике, отсоединил использованную обойму. В ней нащупал единственный патрон, подумал, что так и должно быть: один патрон извел на прожектор, пять израсходовал на ведение беспокоящего огня, еще один – в стволе, и в обойме остался последний – восьмой. Воткнул в рукоятку новую обойму, и теперь мой пистолет стал аж девяти-зарядным ! Голыми руками меня уже не потрогаешь – вооружен и очень опасен для супостатов.

===***===

Конец IV части

Продолжение следует.

Читайте мои стихи и рассказы на страницах сайта slovoblyd.ru




Рубрика: люди, Рассказы из жизни | Метки: Метки: ,

 scrollToTop