рассказы, лирика, проза, вирши

Главная » Рассказы из жизни » люди » Отвага или глупость командированного 1

Отвага или глупость командированного 1

|

Yenisei River Shipping Co, PR Departament. e-mail: pr@e-river.ru

Уважаемые читатели, я не являюсь автором данного рассказа и публикую его на страницах моего блога по личной просьбе самого автора — Аркадия Кузнецова, у которого пока нет своего сайта.

ОТВАГА ИЛИ ГЛУПОСТЬ КОМАНДИРОВАННОГО ?

(рассказ в 13 главах)

Часть I

Глава 1. Командировочное задание

В кабинете отдела общего надзора Средне-Таежной транспортной прокуратуры резко зазвонил телефон внутренней прямой связи. Этот аппарат наводил подсознательную жуть на всех без исключения обитателей отдела, и никто не мечтал оказаться в роли снимающего трубку: генерал Вольнов был нрава крутого с элементами непредсказуемости, но справедлив, в связи с чем снискал себе подпольную кличку в коллективе – «Вождь».

На этот раз в кабинете, кроме меня, никого не оказалось, и незавидная роль снимающего трубку прямого телефона досталась мне. «Брать – не брать?» — молнией пронеслось в мозгу, но рука уже решительно сняла трубку, а задорно-пионерский, не весть откуда прорезавшийся, басок бодро отрапортовал: «Прокурор отдела общего надзора Ковалев слушает Вас!» В ответ короткое, как выстрел, слово: «Зайдите !» и характерный звук положенной на том конце провода трубки.

Куда именно «Зайдите» — даже голову ломать не пришлось, разумеется, в кабинет самого Вождя на втором этаже, телефон же «прямой». Хватаю блокнот для конспектирования ЦУ (ценных указаний) генерала, и лихим аллюром, перепрыгивая через две ступеньки лестничного марша, лечу на второй этаж. Пролетая «предбанник», боковым зрением фиксирую сочувствующий взгляд секретарши со странным прозвищем «Ханум», и рывком открываю заветную дверь Вождя всех бледнолицых, ибо бледнолицыми становятся все сотрудники, приглашенные в этот кабинет САМИМ генералом, причем, бледнеть они почему-то начинали еще на подходе к «предбаннику».

Были еще не забыты мной армейские будни срочной службы с изнурительными тренировками строевой подготовки на плацу учебного полка, поэтому смело переступаю порог генеральского кабинета, с изящной военной выправкой делаю три-четыре строевых шага к центру разумных пределов помещения, понтово щелкаю каблучками и солидным баском докладываю: «Товарищ генерал! Прокурор отдела общего надзора Ковалев по вашему приказанию прибыл!»

Видели бы Вы, уважаемый читатель, как просветлело лицо сурового Вождя от моего строевого подхода и четкого рапорта! Сам он в армии не служил, но в ранние годы своей молодости лет 5-6 ходил по Енисею матросом и мотористом-рулевым на речных судах класса «река-море», в душе всегда ощущал себя «морским волком» и пуще всех благодетелей чтил дисциплину. Дальнейшая его служба в органах прокуратуры, и особенно в транспортной, еще сильней убедила его в том, что все беды, аварии и катастрофы на транспорте происходят в подавляющем большинстве от разгильдяйства и халатности работников: один что-нибудь до конца не докрутил, другой проморгал запрещающий сигнал семафора, третий понадеялся на русский «авось»…

«Молодец, Ковалев! Я еще трубку не успел путем повесить, а ты уже, как Черт из табакерки, стоишь передо мной, готовый выполнить любую задачу!» — услышал я скупого на похвалу Вождя. «Вот это дисциплина!» — сказал генерал, уже обращаясь к посетителю, кивая в мою сторону.

Стою по стойке «смирно», глазами пожирая Вождя, а боковым зрением наблюдаю, как за длинным генеральским столом для совещаний сидит молодой мужчина, по виду мой ровесник — лет тридцати трех, не больше. Заметил я его сразу, как только переступил порог кабинета, он сидел в позе «нога на ногу», полуразвалившись на стуле. Однако моя строевая выправка и бодрый рапорт заставили его быстренько скинуть ногу, выпрямить спину и положить руки на колени. Правда, рот его при этом изумленно приоткрылся, как бы взамен статическим преобразованиям фигуры, а хозяин совершенно забыл свести челюсти.

Вождь жестом предложил мне присесть к столу напротив посетителя, а сам многозначительно выдерживал паузу, разглядывая в руках какую-то бумагу. Пауза затянулась и грозила перерасти в зловещую. Я под столешницей даже тайком скрестил пальцы левой руки, надеясь, что силы небесные помогут мне верно найти ответ на внезапный вопрос генерала, ибо по-прежнему терялся в догадках о цели моего приглашения пред зоркие очи Вождя.

Наконец он отложил в сторону бумагу, предварительно наложив свою визу снизу вверх в верхнем левом углу, и, глядя мне прямо в глаза, слегка приглушенным голосом сказал: «Знакомьтесь, Аркадий Степанович! Перед вами Александр Васильевич Савченко, знаменитый тем, что на протяжении 8 лет педантично и методично, с завидным упорством обращается к нам с одной и той же жалобой. Якобы администрация Сосносибирского речного порта незаконно растранжирила квартиры в построенном многоэтажном доме, даже выделила жилье тем, кто вообще в порту не работал, а ему – очереднику – просто сказали, что квартир банально не хватило. Савченко уверен, если бы жилье справедливо распределяли по списку очередников, то и ему бы досталась квартира в этом доме. Жалобы он стал писать еще во времена моего предшественника, а последние три поступили уже на мое имя. Мне это порядком надоело, и я хочу положить им конец. Вы у нас сотрудник новый, работаете всего полгода, на прошлой неделе успешно прошли аттестацию, поэтому уличить вас в какой бы то ни было заинтересованности или предвзятости Савченко не сможет. Я в присутствии жалобщика даю вам все полномочия проверяющего прокурора, и ставлю задачу: с выездом на место и в присутствии самого заявителя провести самую тщательную проверку доводов жалобы, с принятием законного решения. Если окажется, что Савченко прав, то жалоба должна быть удовлетворена, а вы подготовите за моей подписью документ прокурорского реагирования, достаточный для восстановления нарушенного права заявителя. Если же окажется, что его доводы необоснованны – составьте мотивированное заключение об этом, и вместе с проектом ответа представьте мне на подпись. Поскольку Савченко будет постоянно присутствовать на всех ваших проверочных действиях, он должен быть лично убежден в полноте и правильности разрешения его жалобы. Пусть в подготовленной вами справке о результатах проверки будет и его подпись, свидетельствующая о его согласии с результатами проверки. Запомните, и днем и ночью Савченко, как привязанный будет следовать за вами, дабы исключить, даже теоретическую, возможность вашего сговора с администрацией порта «тет-а-тет». Задача ясна?» — «Так точно!» — «Оформляйте командировочные документы на неделю в Сосносибирск, а в следующий понедельник жду вас с докладом».

Выйдя из кабинета Вождя, мы с Савченко спустились в наш отдел. С ним была походная сумка средних размеров, сам был одет скромно, но по сезону: за окном благополучно начиналась последняя декада августа 1993 года. Поскольку с благословения генерала мы с Савченко были обречены теперь всюду следовать друг за другом, подобно нитке с иголкой, то я, чтя законы гостеприимства, и на правах принимающей стороны, предложил ему чай с бутербродом (человек же прямо с дороги попал к прокурору), и, передав «гостя» на попечение появившегося коллеги, сам незамедлительно поспешил оформлять командировочные документы и запланированные на эти цели «гроши» родного учреждения.

Когда командировочное удостоверение было подписано Вождем, а подотчетная сумма получена в бухгалтерии и благополучно упала в карман, я зашел за Савченко, чтобы вместе с ним купить билеты в один вагон до самого Сосносибирска. Наша транспортная прокуратура находилась в двух шагах от железнодорожного вокзала, поэтому поход за билетами много времени не занял.

В кассе вокзала очереди не было, и мы быстро взяли билеты «туда и обратно». Сегодня, то есть в понедельник вечером выезжаем, а завтра рано утром часиков в семь будем на месте. Четырех ненормированных дней — со вторника по пятницу — должно вполне хватить на проведение проверки, если работать по-стахановски… У меня даже закралась шальная мысль… право, неудобно об этом даже говорить… Осенью 1978 года я призывался на срочную службу именно Сосносибирским военкоматом, потому что после окончания Кировского политехнического техникума, получив диплом техника-строителя, взял направление в Новореченское ремонтно-строительное управление мастером. Новореченск был пригородом Сосносибирска, там оставались мои товарищи по бывшей работе. Я ничего не знал о них уже 15 лет, сразу после армии вернулся к жене в Красноярск.

Схлопотав нежданно-негаданно командировку в Сосносибирск, я грешным делом даже обрадовался предоставленной возможности хоть на часок заглянуть в родное РСУ, где начиналась моя трудовая биография. Хотелось еще раз увидеть ставшие родными знакомые места, в том числе Бурмакин Утес – мощную величавую скалу над Батюшкой-Енисеем.

Я поделился этими мыслями с Савченко. Он охотно со мной согласился, даже предложил составить компанию для поездки в Новореченск. Не спеша шагаем с ним к прокуратуре, машинально задаю ему вопрос: « Александр, а почему ты тоже взял билет «туда-обратно» ? Тебе-то зачем возвращаться в Красноярск? Подпишешь справку проверки, и жди дома письменный ответ прокурора». – «А у меня еще есть дела в Красноярске, я сейчас в отпуске. Вот сегодня утром приехал и вместо того, чтобы сначала решить все дела, а на обратной дороге зайти с жалобой к прокурору, почему-то поперся сразу к вашему генералу. Очень мне хотелось попасть к нему на личный прием, даже не думал, что это так просто. А теперь мы оказались привязаны к совместному выезду на проверку, я о таком и мечтать-то не мог. Другие дела подождут, отпуск только начался». «Вполне резонный ответ», — подумал я, открывая дверь прокуратуры.

Мы договорились с ним встретиться на перроне у вагона в 21.00 за 10 минут до отправления. Он изъявил желание побродить по городу, сдав сумку в багаж, а я поехал домой собираться в командировку. Хотелось мне еще успеть обдумать план проверки, так сказать, набросать ее направления, чтобы на месте действовать уверенно и последовательно, не размышляя с чего начать.

Далее я опущу ненужные подробности своих дальнейших действий. Замечу только, что в назначенное время мы встретились с Савченко на перроне, благополучно заняли свои места в плацкартном вагоне, и, не сговариваясь, принялись разгадывать кроссворды, припасенные каждым заранее. А через час легли спать, чтобы завтра со свежими силами окунуться в работу…

И вот оно – раннее утро последних дней августа, когда синее небо и яркое солнце уже не могут скрыть ощущения приближения осени… Из открывшихся дверей девятого вагона первыми сошли на перрон двое молодых мужчин.

Один был среднего роста в невзрачном костюме трудно определяемого цвета, помятом в пределах допустимого, в какой-то пестрой рубашке и в видавших виды кроссовках, некогда белого цвета. Взлохмаченные русые волосы закрывали уши. Через плечо висела потрепанная спортивная сумка средних размеров синего цвета. Это был автор жалобы Савченко Александр Васильевич.

Второй хоть и был тоже среднего роста, но выигрышно выделялся черной формой «с иголочки» сотрудника транспортной прокуратуры с серебристыми погонами с тремя мелкими сверкающими на солнце звездочками юриста второго класса и фуражкой с высокой тульей, сшитыми явно на заказ: китель облегал фигуру, как влитой. В руках небольшая черная сумка, в которой могли поместиться разве что кожаная папка для бумаг да туалетные принадлежности с трико и тапками. Это был я – молодой работник прокуратуры Ковалев Аркадий Степанович.

Это моя первая служебная командировка, и меня буквально распирало от осознания особой важности задания и оказанного мне высочайшего доверия САМОГО генерала Вольнова – непререкаемого авторитета всех сотрудников краевой транспортной прокуратуры.

То ли от того, что в речной порт накануне позвонил сам Вождь, оповестив руководство о предстоящей проверке, то ли еще по каким-то неведомым мне причинам, но произошло из ряда вон выходящее: навстречу нам с почтительным ускорением двигался солидный мужчина лет сорока пяти в бежевом дорогом костюме и лимонного цвета рубашке с красным галстуком. Приблизившись ко мне, мужчина подал руку и представился: «Директор Сосносибирского речного порта Стукалов Владимир Петрович». Пожимая руку, назвался и я, а также представил своего спутника. Директор лишь кивнул в сторону Савченко, слегка поджав губы. Все трое направились к служебной «Волге» директора. Мой спутник с явной неохотой был допущен в салон автомобиля. Допущен, кстати, исключительно по той причине, что мне в двух словах пришлось довести до сведения Стукалова указание генерала Вольнова — повсюду таскать за собой автора жалобы.

Скрипнув тормозами, «Волга» замерла у входа в гостиницу «Енисей». Владимир Петрович любезно предложил мне телефонный номер диспетчера порта, чтобы я мог беспрепятственно заказывать машину для передвижений в ходе проверки, а также номер телефона своей приемной для оперативной связи с ним в случае необходимости.

Пообещав через час прислать за нами машину, он уехал. А мы благополучно устроились в одном номере гостиницы до пятницы, разложили вещи, помылись с дороги и даже успели выпить по чашке чаю – день только начинался, через полчаса в порту начнется рабочая смена.

Мне снова показалось странным, что Савченко решил остановиться в гостинице, а не у себя дома. Поинтересовался у него об этом, а тот спокойно отвечает, что слишком много поставлено на кон предстоящей проверкой, ее результаты ему суперважны, поэтому он решил неотступно держаться рядом с проверяющим, тем более именно об этом и был наказ генерала. И снова я посчитал его доводы убедительными. Да и какая мне разница, за свои ведь деньги он оплачивает гостиницу. Оно и мне удобней, что он всегда рядом, потом не будет проблем стряхнуть с него собственноручную подпись на справке прокурорской проверки — «С результатами проверки СОГЛАСЕН». А то упрется, как баран, мол, не уверен, что в мое отсутствие проверяющий не снюхался с проверяемыми.

В назначенное время пришла машина, мы поехали в порт. Директор к нашему приходу собрал в своем кабинете заместителя по социальным вопросам и председателя профкома. Появление вместе со мной Савченко вызвало бурю негодования у присутствующих, каждый старался высказать ему свое мнение по поводу жалоб и дать нелицеприятную оценку их автору. Мне пришлось объяснить приказ генерала Вольнова в отношении обязательного участия Савченко во всех проверочных мероприятиях. Негодования постепенно стихли, но дружелюбия к персоне Савченко не прибавилось.

Ход проверки описывать нет необходимости, потому что цель данного рассказа иная, нежели составление методического пособия по осуществлению подобного рода прокурорских проверок. Отмечу вскользь, что проверочные мероприятия я проводил по заранее разработанному плану: что из тактических соображений сделать в первую очередь; что во вторую; в каких сторонних организациях провести «встречные» стыковочные проверки; как привлечь к участию в работе в качестве специалиста местного представителя ЦК Профсоюзов работников речного транспорта; какие вопросы задать главе администрации города и т.д. и т.п.

Оперативно прибыл представитель ЦК Профсоюзов Самарин на своем автомобиле (он жил неподалеку в поселке Подтесово) и сразу же включился в проверку. Замдиректора по соцвопросам выделил своего уполномоченного, шустро ориентирующегося во всех перипетиях данной темы. Работа закипела организованно и споро, шелестя потрепанными листами документов восьми, а порой даже и двенадцатилетней давности: договорами на поставку стройматериалов и инженерного оборудования на строящийся дом, списками очередников на улучшение жилищных условий, протоколами заседаний профкома порта и жилищной комиссии администрации города…

Наступило обеденное время…Все, кроме представителя ЦК, пошли в столовую управления порта, расположенную на первом этаже административного здания. Мы с Савченко последовали за ними. В столовой у раздачи уже стояла очередь конторских служащих. Мы скромно пристроились с конца первыми, медленно продвигаясь к столу с подносами возле стойки раздачи.

Вдруг меня кто-то трогает за плечо. Оглядываюсь, а это замдиректора по социальным вопросам. «В чем дело, Петр Иванович?» — спрашиваю. «Аркадий Степанович, пройдемте со мной», — и берет меня под локоть, выводя из очереди. Я ищу глазами Савченко, помня наказ Вождя, но тот видимо отошел помыть руки.

Спускаемся в цокольный этаж и попадаем в «мини-чайхану» для «генералитета порта», то есть в помещение, напоминающее кают-компанию: длинный широкий стол индивидуальной конструкции, по обе стороны которого видимо в иерархическом порядке восседают особо одаренные «командиры производства», а во главе стола на капитанском месте – сам директор порта. Невооруженным глазом можно было заметить по правую руку от Стукалова с аппетитом уплетающего представителя ЦК Профсоюзов Самарина.

Вся эта кают-компания монотонно гудела, шустро обслуживаемая парой проворных официантов или вестовых, если следовать морской или речной терминологии. Что характерно, я не увидел нигде поблизости кассы с привычным кассовым аппаратом. Спрашиваю у сопровождающего порядок расчетов за трапезу. Из ответа понял, что из меню заказываешь, что душе мило, а рассчитываться вовсе не обязательно. Мол, по приказу директора бухгалтерия автоматически высчитывает гроши из зарплаты обслуживаемых работников, на основании заказов, сдаваемых вестовыми в заведенном порядке в расчетную группу бухгалтерии.

Спрашиваю: «А как бухгалтерия порта высчитает стоимость обеда у меня ? Ведь в штате порта не состою». Ответ меня убил своей непосредственной простотой: «Вы – наш гость ! Денег с вас мы не возьмем». Высказано это мне было в безапелляционном порядке. Понимаю, что со мной не шутят, спорить бесполезно, по левую руку хозяина стола остается место не занятым. Не трудно догадаться, кого сейчас туда подведут в качестве дорогого гостя. Я, молча, отдаю самому себе строевую команду: «Кру-гом!», и в наступившей вдруг кромешной тишине, под удивленные взгляды едоков и обслуги, проделываю обратный путь к только что покинутой мной с почетным эскортом очереди. Спина моя дымилась под взглядами, но надо отдать должное, никто из присутствующих в кают-компании не воспрепятствовал моему уходу, и даже не окликнул.

Савченко встретил меня стоящим в очереди, держа в руках два подноса (на себя и на меня). Судя по всему, он так и не догадался, куда я отлучался на пару-тройку минут.

После обеда мы, как ни в чем ни бывало, продолжили работу. Однако я ощущал, что и уполномоченный замдиректора по социальным вопросам, и председатель профкома порта, и секретарша директора (представителя ЦК Самарина, как очевидца, вообще в расчет не берем), все они понимали, куда меня водил Петр Иванович, а главное – ПОЧЕМУ я так быстро вернулся в их очередь.

Этот, в общем-то, мелочный эпизод окружил мою скромную фигуру ореолом неподдельного уважения принимающих участие в проверке людей, они меня уже считали «своим». Это дорогого стоит. Они безропотно в первый же день проверки задержались со мной на работе до двадцати двух часов. И даже высказали ряд дельных предложений, как скоординировать наши усилия на завтра: секретарша подготовит все договоры, на основании которых квартиры выделялись сторонним организациям; председатель профкома достанет все списки очередников и протоколы о распределении жилья; а Самарин проскочит по сторонним организациям для стыковки сведений о выделении и распределении квартир. «Ну шош, панове, як постановылы – хай так и будэ». На том и порешили.

Нам даже не пришлось заказывать через диспетчера машину, чтобы добраться до гостиницы – Самарин по пути подбросил нас на своем авто. Пока приняли душ, и попили чай с хлебом, было уже около двадцати трех часов вечера. Надо было укладываться спать, чтобы утром бодро продолжить проверку. Уже лежа под одеялом сквозь сон слушаю Савченко о том, что он через Сосносибирский суд оспаривал формулировку своего увольнения из порта, и добился-таки записи в трудовой книжке: «Уволен в связи с нарушением работодателем норм трудового законодательства». А до этого было просто — «уволен по собственному желанию». Успел спросить его: «Где сейчас работаешь?» И, уже проваливаясь в глубокий сон, услышал обрывками: «… ремонтно-строительное управление… бетонщиком… сдельно-премиальная».

                                                                                                             ===***===

Конец I части.

Продолжение следует в части II

Читайте мои стихи и рассказы на страницах сайта slovoblyd.ru




Рубрика: люди, Рассказы из жизни | Метки: Метки: ,

 scrollToTop