рассказы, лирика, проза, вирши

Главная » Смешные рассказы » Внеочередной медосмотр. Часть 1

Внеочередной медосмотр. Часть 1

|

medosm-300x225Одним из моих самых верных спутников по жизни, является Непруха…! То, что другим дается легко, шутя и походя, мне стоит титанических усилий.
Вот этот рассказ и пойдёт о, казалось бы, рядовом мероприятии,- медосмотр.

Часть первая
Работаю я в довольно крупной компании, входящей в одну из добычных отраслей страны. Офис Компании находится в большом сибирском городе, привольно раскинувшимся по живописным берегам величайшей сибирской реки, несущей свои воды от границы Монголии до Северного Ледовитого океана. Порядки, действующие в компании,  строгие, требования — гипер-жёсткие.

Промысловые объекты нашей Компании расположены за Полярным Кругом (климатическая зона, не относящееся к оазису долгожителей) и потому требования к здоровью сотрудников, соответственно, — на драконовом уровне. Раз в два года мы проходим медицинский осмотр. И не просто по принципу «откройте рот и промычите «А»», одновременно приседая и, зажмурив глаза, попадая указательными перстами рук, а где и ног, в кончик носа (желательно, своего), а на полном медицинском серьёзе: с Узи, ЭКГ, спирометрией, кардио-, уролого-, сексо-патолого, кож-вен, нарко, невро, нерво, психо- и прочими-прочими патологами, включая сурдологов и ухогорлоносов и тибетских Лам. А сотрудники, зажившиеся в Компании более пяти лет на одной должности, как стимул к здоровому карьеризму, подвергаются внеочередному медицинскому осмотру на уровне пилотов воздушных судов, только без излишеств типа центрифуги. И проверяет таких «счастливчиков» комиссия, сформированная из самых принципиально-непокобелимых врачей. Дескать, тут Вам не у Проньки за столом, не забалуете!

К данной категории сотрудников-долгожителей отношусь и я. Вообще, одним из моих самых верных спутников по жизни является Непруха…! То, что другим дается легко, шутя и походя, мне стоит титанических усилий и максимума умственных (при дефиците таковых) способностей. Помятуя об этом, к медосмотру я готовился самым тщательным образом. Получил справку в психо-диспансере о том, что я не показываю фигушки мимо проходящим маршруткам. Вторую справку о том, что я с Зеленым Змием в корешах не состою и не докучаю людям праздными вопросами типа: — Ты меня уважаешь?, — выправил в наркодиспансере. Прочистил уши ватными палочками, подпилил ногти, и отдавая дань серьёзности момента, одел носки одинакового цвета, попшикав благовонными дезодорантами подмышечные и иные впадины организма, пошёл представать пред суровы очи бескомпромиссных медицинских светил в центр патологий крупнейшей в городе клиники.

Сразу, начиная со входа в Центр и далее по ходу, висели надписи, повествующие о том, что пациенты в верхней одежде не обслуживаются и что гардеробы расположены в цокольном этаже (подвальном помещении). Стрелками указывалось направление, в котором надлежало цокать в цокольный этаж.
Судя по замысловатости лабиринтов коридоров и мрачности стен, по капризу художника-мариниста окрашенных веселеньким свинцовым суриком, здесь изначально планировался Сибирский филиал Лубянки.
Но, пока строители созидали сие подземное узилище, грянула эпоха оттепели. Да и классовых врагов к той поре извели на корню, — с кем работать? Встал вопрос о функциональном назначении бетонных недр и подземелье ориентировали под гардеробы, каптерки, кладовки и прочие скобарки.

В гардеробной флегматично восседал индивидуум неопределённого возраста, поросший щетиной, не знававшей бритвы, пожалуй со времен Очаковской битвы. Как и долженствует работникам системы Здравоохранения, субъект был облачён в халат условно-белого цвета, из-под которого выглядывал пятнисто-зелёный камуфляж (воин, стало быть). Его чело было увенчано профессорской, однако-же, скуфейкой (ни дать ни взять — военврач). Из-под камуфляжных порток выглядывали добротные берцы спецназовца, на юфтевые голенища которых ниспадали белые тесёмки артикулярных бязевых армейских кальсон. От воина разило канской махоркой (где только сыскал он её в век сигарет и курительных смесей) и спиртосодержащей субстанцией (знать, за вредность выдавали полагающиеся по довольственному аттестату наркомовские 100 граммов казёнки).

Страж дежурно дрых, аки кентавр у райских врат, озвучивая сей процесс храпом, крёхтом и иными звуками, присущими не контролирующему себя во сне человеку. Я осторожно побрямкал решётчатой дверцей окошечка гардеробной, отчего служитель вешалки и гардероба бодро воспрял ото сна и без реверансов потребовал с меня за хранение моей ветровочки 25 целковых и ещё четвертной за мою сумку, сказав что пациенты с сумками не «обслуживаютца», поскольку в сумках могут оказаться бациллы вируса Эбола.

Необслуженным уйти отсель мне не было резону и потому я жаловал ветерана четвертаком, по наивности испросив квиток с ИНН (этого делать было нельзя…). Ветеран умственно напрягся, пытаясь понять, чего я от него хочу, и от того вдругорядь впал в каматоз. Мне нужен был жетон на получение моей ветровки и сумки, и я, силясь вывести из анабиоза гардеробщика с претензиями на военврача, постучал пятирублёвой монетой по окованному оцинкованной жестью подоконничку гардероба.

Видимо рефлекторная система гардеробщика-военврача была ориентирована на звон монет, как на ключевой сигнал, отчего страж встрепенулся:

— Ты чё, бля, дятел тута стучишь и работать мешашь? — прохрипел спросонку воитель. — А то я ить, тожить могу постучать, вон бита на то дадена мне руководством клинки, дык я тебе в одночасье ету…, как её…, анестезию наведу на оба сразу полушария. У нас тут не у Проньки за столом, не забалуешь особо, — продолжал нагонять жути служащий клиники.

Имея опаску получить по хребтине толкушкой для капусты (со стража станется), поименованной битой, я пролепетал неожиданно для себя, перейдя на сленг гардеробщика:

— Дык мне бы, ета…., жетончик стало быть, а так-то я чо? я ничево.

— А-а-а…, а я думаю, чё он стучит, — миролюбиво пробурчал хранитель прикидов,  выдавая мне пластиковый жетон. — К двенадцати чтобы забрал свои манатки, — предупредил гардеробшик, — в двенадцать гандероп закрывается.

— Как закрывается? А у меня обследование до 15 часов, — недоумевал я.

— Это ваши промблемы, — парировал монстр в халате и пятнашке, — в двенадцать у нас начинается кальсониум, — сказал как отрезал дедухан, влача по кафельному полу тесёмки бязевых кальсон.

Я ничего не слышал о Проньке, но уже начинал понимать, что у Проньки за столом порядки в разы демократичнее порядков, царящих в данной клинике с её «кальсониумами», на которые явка гардеробщиков неукоснительно обязательна...!

====****====

Конец первой части.
Продолжение следует…




Рубрика: Смешные рассказы | Метки: Метки: ,

2 комментария

  • ЛЕК4

    Надо вторую часть прочитать.

    Ответить
    • egorich

      Да она (вторая часть) набросана. Причесать надо да и публиковать. Руки все не доходят. Дела захлестнули.
      Но теперь уж точно, опубликую!

      Ответить
Оставить комментарий
Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *
Имя *
Email *
Сайт
Ваш комментарий
 scrollToTop