рассказы, лирика, проза, вирши

Главная » Смешные рассказы » Быкообмен. Часть 3: Канадский бычок

Быкообмен. Часть 3: Канадский бычок

|

АН 12

Глава «Канадский бычок» является продолжением рассказа Быкообмен (треьей его частью). Здесь читатель узнает о том, как теленок из далекой заокеанской Канады оказался в совхозном стаде одного из посёлочков необъятной Северной окраины нашей страны.

 

 

 

Пригубив по первой, прилику и началу разговора для, мужики попросили зоотехника Павла вкратце охарактеризовать ситуёвину с племенным быком, в частности и осеменением КРС в масштабе конкретно взятого района. Зоотехник Мошонкин сосредоточился, помолчал, собираясь с остатками сумбурных мыслей, и начал своё повествование.

Сага о канадском бычке

В поселке «В» работает в должности главного инженера оленесовхоза мой бывший одногруппник по сельхоз-институту Леха Пустозвонов.

Школа ПолигусСельхоз.науки в студенческую пору Лёху мало интересовали. Проблем с деньгами у него не было, в отличие от большинства из нас. Лёха учился по направлению от северного совхоза (где, кстати, и сейчас трудится) и получал стипендию от этого же совхоза, которая в разы превосходила наши 25-рублевые стипендии. Лёху больше интересовали науки общения с противоположным полом. Девчонки с параллельных курсов висли на нём гроздьями, и он им платил взаимностью.

Что касается зоотехнических наук, тут у Алексея не всё ровненько шло. Быка от лошади Лёха еще отличить мог. А вот овцу от барана отличал только с подсказкой. Но он своими пробелами в знаниях в этой области особо не тяготился, справедливо полагая, что животные сами разберутся кто есть кто по половым признакам (тут, главное не вмешиваться в природные процессы).

Так вот пять лет мы и проучились с ним. После института меня по распределению запёрли в какую-то тьму-таракань с громким названием: ХХ лет чему-то там исторически-политическому. Специализировалась эта таракань на выращивании крупно-рогатого скота, овощей и злаковых культур, варении самогона и стругании детишек. И по всем этим показателям мы были не на последнем месте в районе.

А Пустозвонов поехал в свой совхоз на Север, где при его минимуме познаний в сфере животноводства дорос до должности главного инженера совхоза.

Нельзя сказать, что на Севере Лёха умер, как ветеринар!

 Бык

Были у него задумки в части селекции и выведения уникальных животных, обладающих северной морозоустойчивостью, верблюжьей непритязательностью к уходу, мореходностью нерпы, бычьей силой, коровьей продуктивностью, собачей верностью, умом лисицы, плодовитостью кролика и соболиной ценностью шкуры..

Вот в Якутии, от кого-то слышал Лёха, начали разводить яков, которые в будущем должны будут заменить оленей (зачем?).

ЯКи

Но, Лёха чаял вывести методом скрещивания различных популяций свою породу — Пустозвоновскую! Но дальше благих намерений дело у Лёхи не шло. А его научные амбиции в плане скрещивания пород и популяций сводились к его личным скрещиваниям с особами прекрасного пола в командировках и с женами охотников-промысловиков, заждавшимися своих мужей с промысла.

Мы все слушали Павла Мошонкина, не перебивая, и ждали, когда он подойдет в своем повествовании к самой сути вопроса о Бычке. Кузмич, не пребивая рассказчика, следил за наполненностью стаканов.

— Совхоз, где Лёха состоял при должности главного инженера, — продолжал Пашка начатое повествование, — кроме оленеводства и выращивания клеточной пушнины (песцы и черно-бурые лисицы), занимался и промыслом пушного зверя (соболя, белки и горностая).

 0-shkurki-lisyi-ryizhej-chernoburki-pestsa-norki[1]

Пушнина, как то и полагалось, сдавалась в краевую базу «Союзпушнина».

 lisa1-1+[1]

Но, грянули смутные девяностые годы, государственные системы стали валиться. Заготовители и производители пушнины выпряглись из-под государственной опеки и стали самостоятельно выходить на пушные рынки со своим товаром по весьма мутной схеме расчетов. Надували скупщики заготовителей и производителей пушнины по всем законам дикого рынка!

Наш Лёха замахнулся ни много ни мало, а на пушной международный аукцион, который проходил аж в самом Ленинграде! Упаковали выделанную пушнину в соответствующую тару, взял Леха с собою в качестве группы поддержки нелюдимого с виду, но крепкого телом и с лопатообразной бородищей охотника-промысловика Ефима, норовящего прихватить с собой охотничий карабин и тесак (еле отговорили), с тем и отбыл в город-колыбель трёх революций на международную ярмарку.

 45014516_1244744077_Izmenenie_razmera_Petergof_3[1]

 До Питера добрались без приключений на аэроплане.

 an12-zh-300x200[1]

В Пулково загрузили кипы с пушниной в РАФик (грузовое такси), да с тем и покатили в славный город на Неве. На пушной ярмарке дамскую часть посетителей больше заинтересовал Ефим своей колоритной натурой, лопатообразной бородищей и откровенно бугрящимся холмом меж вельветовых штанин.

Ефим, всю жизнь проживший в северном поселке и не видавший баб краше местной продавщицы РыбКООПа, осоловело таращил зенки на откровенно-глубокие вырезы смело декольтированных дам со всего мира и их высоко вздёрнутые зады Рубенсовского стиля.

Одна из таких, собою корпусных и расфуфыренных дам, в сопровождении холуя-прихехешника и переводчицы, подошла к Лёхе и через переводчицу спросила, бесцеремонно ткнув пальцем в низ живота Ефима — это продается с мехами или отдельно?

ОпунцияОт её пальпации* бугор вельветовых штанов Ефима значительно прибавил в размерах, отчего штанины приподнялись вверх, обнажив синие носки, а сам Ефимий всем корпусом подался к пробуржуйской дамочке. И бог весть тому, что могло бы произойти в следующий момент прямо на ворохе выделанных по Евро-стандарту шкур чернобурок, если бы Лёха не словил Ефима за брючной ремень и не удержал его от плохо обдуманного поступка.

Одновременно Лёха заорал на всех языках мира: Ноу, Найн, Нихт, Хрен, Якши фрау, майне унд Ефим ист ди фарен нах хаус ин Эвенкия, дранг нахт Норд Мирюга..! Шток Ефим никс хальт…! (но шток у Eфима как раз очень даже был Halt, о чем кричаще свидетельствовала до звона натянутая вельветовая ткань портков Ефимия).

Заморская дама, недоуменно пожав округлыми плечами, ещё раз окинув взглядом природный дар Ефимия, гордо удалилась, с достоинством покачивая рубенсовскими чреслами, в России, её весях и глубинках, буднично именуемых словом Жопа. Кабы знать тогда Лёхе о том, что заморская дама, пальпировавшая шток Ефимия, была такой же иностранкой, как Лёха — восточным языковедом с практическим опытом виртуозной игры на контрабасе, может и по-иному обернулся бы его вояж на пушной аукцион.

Подходили люди, группами и поодиночке. Кто молча разглядывал образцы шкурок, кто интересовался ценой, документами, сертификатами. Что-то помечали у себя в блокнотиках и следовали дальше по рядам, но никто ничего не покупал, что уже начинало бесить новоиспеченного негоцианта.

Подошел очередной потенциальный покупатель или просто зевака. Собственно, подошли двое. Один был шкафообразной конституции, этакий куб под два метра ростом с косой саженью в плечах, туго обтянутых малиновым пиджаком (сейчас таких уже не шьют в Поднебесной). Форма головы у него была тоже квадратной с шарнирно прикрепленной нижней, квадратной же, челюстью. Прическа на его квадратной башке тоже имела форму чемоданчика, как и наспех присобаченные по бокам башки уши *тороидального профиля. Видимо у создателя данной особи в момент его сотворения под рукой не было иного инструмента, окромя плотницкого складного метра. Нос человека-шкафа в районе переносицы был мастерски вплюснут внутрь того, что у обычных людей принято именовать лицом и, в некоторой степени, свёрнут влево по ходу движения туловища. И лишь глаза великана были несвойственно остальным его формам — не квадратными, а округло-немигающе-вылупленными на окружающий его мир. На пунцовой бычьей шее утёса-великана нелепо болтался, ниспадая Ниагарой на широченную грудь, аляповатый галстук-лещ, по случаю прикупленный в торговых рядах Гостиного двора. Рядом с галстуком на шее примата на витом шнурке добрососедствовал сотовый Эриксон, размером с шахтную телефонную трубку взрывобезопасного исполнения. В случае крайней необходимости данным средством связи можно было заколотить рельсовый костыль в шпалу, или, швырнув метким броском, сбить с курса атакующий танк Леопард вооружённых сил НАТО, благо масса трубки позволяла сделать это. В ручище примата был модный в те годы портфель «Дипломат». На тыльной стороне ладони, сжимавшей ручку портфеля, синела татуировка, изображающая нечто напоминающее половину велосипедного колеса с оторванным ободом и безобразно торчащими спицами. Дабы развеять сомнения касательно художественного замысла творца, под татушкой синела пояснительная надпись художника-авангардиста — «Сонце Алдана» (сколько же ты лет и зим отмотал, браток, под этим «Сонцем Алдана»?).

Второй из подошедших был в противоположность первому худощавым, низкорослым, чернявым с жесткими вьющимися волосами и слегка картавящим на букве «Р» мужичком лет сорока в безукоризненно отутюженном костюме стального цвета.

— Борис Адамович Штокман, — представился чернявый, — неподдельно интересуюсь Вашим товаром!

— Алексей Михалыч Пустозвонов, — взаимно отрекомендовался Лёха.

Борис с интересом посмотрел на Лёху и, видимо убедившись в соответствии фамилии индивидууму, промолвил, — замечательно!

Для дела это значения не имеет, Пустозвонов — это даже и к лучшему!

— Я бы хотел, Алексей, посмотреть ваш товар, что называется лицом, — выразил пожелание Борис.

— Дык, лицом и смотри, чем же его еще смотрят, — пробубнил Лёха, — заметно оживляясь. — Для того и привезли издаля этот товар, — продолжил Пустозвонов, — но здесь только образцы, а остальная пушнина хранится на складе. Что, всю партию смотреть будете?

— Всенепременнейшим и, не побоюсь этого слова, наитщательнейшим образом мы с Василием осмотрим каждую шкурочку, — кивнув в сторону монументально стоявшего верзилы, картавя, заверил Борис.

Осмотрев образцы, Борис с Лёхой пошли на склад смотреть основную партию товара, а Ефим остался приглядывать за образцами шкурок и дефилирующими туда-сюда дамочками. Васька-шкаф тоже уплёлся следом за своим шефом-живчиком.

Осмотр шкурок производился с пристрастием и с привлечением эксперта по вопросам пушным и длился два дня. Уж как только Борис Штокман не изгалялся в поисках, ну хотя бы ничтожного изъяна, ну хотя бы одной шкурки, чтобы сбить цену на всю партию.

Придраться было не к чему.

По окончании осмотра, Штокман повел Лёху к некой Опунции Модестовне, которая по словам Бориса была самой значимой фигурой в пушном секторе ярмарки. Удивлению Лёхи не было предела, когда в кабинетике, куда его завел Борис для разговора с патронессой, он увидел восседающую в кресле за столом давешнюю иностранку, гладившую живот Ефима! Иностранка встала навстречу Лёхе и на чистом русском языке представилась: Опунция Модестовна, менеджер отдела пушнины. И тут же справилась, — а где ваш колоритный высоко-эрегированный мальчик?

— Ефим, что ли? – уточнил Лёха, — так, в павильоне он за образцами приглядывает. Где ему еще быть-то?

Дама распорядилась:

— Борис, пошли Василия, пусть Ефимке поможет образцы из павильона доставить сюда! — и уже обращаясь к Лёхе, — Мы с Борисом решили забрать всю вашу партию пушнины, включая образцы!

Видя расплывающийся в довольной улыбке фейс Лёхи, Опунция Модестовна уточнила:

— Но с одним условием, что Вы уступаете в цене на 25%!

— Это же грабёж чистейшей воды! – взревел Лёха, вставая с кресла и намереваясь уходить, — Да я с лотка торгуя распродам на большую сумму! – продолжил Лёха.

— Удачного Вам гешефта, уважаемый! – Благословила Опунция, закуривая коричневую тонкую сигаретку. — Позвольте поинтересоваться, на каком углу будете совершать негоции? – елейным голосом продолжала любопытствовать патронесса, — Я туда урядничка подошлю, — то ли шутя, то ли серьёзно пригрозила дама. — Товар у Вас совхозный, шкурочка к шкурочке пронумерованы и в реестрик вписаны, продавать будете от себя. Как деньги в кассу сдавать будете??? У Вас кассовый аппарат в чемодане имеется? С моих лотков вы ни одной шкурки не продадите, у Вас сертификаты устаревшей формы и документы СЭС не оформлены! Да Вы даже отсюда и не вывезете Ваши шкурки, вас повяжут! — плющила Опунция Модестовна пунцового от возмущения Лёху.

— Уж не твои ли соколы повяжут меня? — ощерился Лёха, перейдя на «Ты».

— Да какая тебе разница, кто тебя повяжет в моем городе на Неве!? Но, что повяжут — это факт! — уверила Лёху бандерша, тоже перейдя на «Ты».

— И что потом? – спросил Лёха, мучительно ища выход из создавшейся ситуации.

— А ничего страшного, изымут шкурки, опишут по реестру и сдадут на склад конфискованных товаров, а после определенного Законом срока выставят на торги. Не пропадать же товару, — добродушным голосом пояснила Опунция. — А ты поедешь в свой северный совхоз с актом об изъятии партии пушнины, будешь писать объяснительные директору совхоза и сотрудничать со следствием, давая показания следаку против самого себя…! — обрисовала Опунция ближайшую перспективу Лёхе. — Только резону с того ни мне, ни тебе ни на грош! А потому садись, кури, сейчас принесут кофе, пей и в конструктивный диалог со мной вступай, — додавила Опунция Модестовна начавшего сдуваться Лёху.

Плюхнулся Лёха в кресло, закурил предложенную Опунцией сигарету и, махнув рукой, сказал:

— Валяй, излагай свой вариант обирания честного оленевода…!

Опунция пристально посмотрела в глаза «Честному оленеводу» и сказала:

— Вот, сейчaс мы в мире и согласии, и назначим цену твоей честности. Все имеет цену! К оленю-то знаешь с какой стороны подступаться, честный оленевод? У оленеводов лица загорелые и к сорока годам от постоянного пребывания на солнце, морозе и ветру все в морщинах, будто из мошонки скроены. А у тебя шайба лица лоснится, как медный таз и пальчики на руках, как у заслуженного профессора-гинеколога! Повидала я на своем веку и оленеводов, и гинекологов, и таких как ты негоциантов. А посему прямой резон тебе, Алексий, с твоими наспех состряпанными документами на шкуры принять мое предложение и радоваться тому, что ты при этом остался гулять на воле при бабках и едва не пострадавшему от тебя совхозу на счет сумма изрядная упадет. — добила Опунция уже на всё согласного Лёху.

Тихой тенью вошёл Борис с папкой бумаг и присел за стол по правую руку от патронессы. Все формальности и документы были составлены с такой оперативностью, как будто в проектном варианте были готовы ещё до приезда Лёхи в северную столицу. В итоге получалось, что половина оговоренной суммы пошла перечислением на счет совхоза, а вторая половина суммы будет получена бартером в виде зимней спецовки канадского пошива, охотничьего стрелкового оружия, бензопил с иною охотничьей утварью и заморских лодочных моторов. Лёхе лично, за правильное понимание исторически-политического момента, в виде бонуса была рукоположена весьма энная сумма наличными в американских долларах.

Через два дня в направлении сибирского города N под мерный стук вагонных колёс, грузовой скоростью, из Ленинграда отправился 20-футовый контейнер с охотничьим прикидом канадского пошиву, охотничьими карабинами, палатками, примусами, нартами, двухкассетными магнитолами, бензопилами, ветеринарной утварью и заморскими лодочными моторами. Телеграфом, опережая контейнер, в адрес совхоза полетело платёжное поручение о перечислении на его расчётный счёт эNNой суммы в качестве оплаты партии пушной продукции.

Не обошлось и без забавного казуса.

Когда сторонами согласовывался бартерный перечень, Лёха, мечтательно закатив под лоб глаза, произнёс:

— В этот списочек хорошо бы добавить пару тёлочек, но нельзя!

— Ну почему же, нельзя!? Можно и нужно! Вы с Ефимкой здоровые мужики! Вам очень даже нужно! Заработали! Будут тебе и тёлочки каких пожелаешь, только для чего их в список бартера включать? Это, как я понимаю, уже относится к культурно-развлекательной программе нашей сделки, — заметила Опунция.

— Но, это же денег стоит, — ответил Алексей, — иначе, как я их по отчетности проведу дома?

Кустистые брови Бориса Адамовича, повидавшего виды и нюхнувшего в жизни всякого, от неслыханной беспардонности гостя изумлённо поползли вверх.

— И шо, ангажемент этих тёлок у вас-таки пройдет по авансовому отчету, шоб я так жил (Борис от неожиданности сорвался на одесский сленг)!? Ну и финансовая дисциплина, батенька, у вас в совхозе! — не переставал удивляться Борис.

— А как же, иначе? У нас всё строго! На случай проверки все документики приурочиваем к отчетам, — не без гордости за родной совхоз ответил Пустозвонов.

— Боря, ну шо тебе таки за интерэс (диалект одесских евреев) до финансовой отчетности гостя? Позвони Розочке и подгонит она Алексею тёлочек на его вкус и квиток нужный сладит ему для бухгалтерии! Нашли о чем дискутировать, — заметила Опунция Модестовна.

— Ну хорошо, только давайте эти позиции проведем отдельным документом, зачем тёлок в бартерный перечень включать, — согласился Борис. — Каких и сколько тёлочек гость желает иметь, — уточнил Борис, приготовившись записывать.

— На первый случай — две головы. Чтобы ветеринарные паспорта были по единому образцу. Масти пегой. Канадской породы. Разнополые, — выдал Лёха свои хотелки на одном дыхании.

— Две персоны, мелированные, мужск. и женск. полов, — диктуя сам себе писал Борис.

— Вот Розочке задачка будет! Ну, мелированных девочек у неё пруд пруди, гея мелированного она тоже нароет. А вот в плане национальности, тут заминка может произойти, — озадачилась уже Опунция. — Польские есть, шведских можно найти, прибалтийских Роза подберет, а вот канадских…..!? Это принципиально, чтобы телки были из Канады? – пыталась Опунция поменять национально-сексуальную ориентацию Алексея.

— Ну конечно, принципиально! И директор наказывал, чтобы Канадской породы были. Канадские в наших Северных краях лучше адаптируются и более продуктивны, — не уступал Алексей!

— Знаешь, Алексей, ребята тебе в гостиницу две особи подгонят для утех, а утром, как и полагается, заберут. И не более того! А нам с Борисом это не надо, чтобы нас Интерпол разыскивал за работорговлю! Решайте сами свои сексуальные проблемы совместно со своим директором совхоза, а мы — ни при делах, — категорично отрезала Опунция.

— А зачем они мне в гостинице?! — удивился Алексей.

— Ну, назови место, куда тебе их подогнать и на этом прощаемся, — начала нервничать Опунция.

— Ну, не в гостиницу же? Они там куч наделают, а кто убирать будет? И чем я их там кормить буду, — недоумевал Лёха.

— Какие кучи, ты что такое несешь? Ты знаешь, какие у Розочки девочки!? Это тебе не портовые халды! Эти иностранцев обслуживают из дипломатического корпуса, и говорят как минимум на трех языках, включая русский, а ты про какие-то кучи буровишь! Это тебе не ваша тундра, где за чум до ветру ходят, а вторая столица страны шоб ты знал, — отбрила Опунция, подводя черту разговору.

— Как? Кто говорит на трёх языках!? – окончательно опешил сбитый с толку Алексей. — Вот эти, что ли? Да, вы что такое говорите!? — Лёха недоуменно пожав плечами, достал из дипломата журнал «Животноводство» и, открыв его на странице, где на зелёной лужайке красовались удойно-пузатенькие коровы пегой масти, придвинул журнал на середину стола для обозрения дискутирующей стороне.

i[4]i[4] gh

Двухминутная театральная пауза в сопровождении гробовой тишины!

Воцарившаяся в кабинете патриархальная тишина была варварски взорвана грянувшим эскадронным ржанием хозяйки кабинета. Ржала Опунция заразительно и самозабвенно, полностью отдавши себя этому занятию. От ржача ходуном ходил пятый размер её гренадёрского бюста, норовящего выскользнуть из теснин глубокого декольте, что в общем-то заинтересовало Лёху более, чем доселе искомые им бурёнки канадской породы.

Выглянувшая было из напольных часов кукушка, единожды ку-кукнув, тут же испуганно спряталась в недра механизма часовых дел мастера Павла Буре, сочтя за благо отмолчаться среди шестерёнок и маятничков, от греха подальше.

Первым отсмеялся и пришел в себя Борис.

— Алексей! Я, таки, боюсь прослыть назойливым, но я интерэсуюсь полюбопытствовать, шо ви имели в виду, говоря за тёлок? У меня, таки, впечатление, шо ми говорим за разные вещи! На сексуального маньяка ви внешне не похожи, — произнес Борис, наконец понявший, какие тёлочки нужны Алексею.

— Борис, звони-таки Арношке, спроси у него за канадских телят, — сквозь смех распорядилась Опунция Модестовна, снова запричитав, — ой абориген, рассмешил, сегодня же расскажу Розочке шо он чуть не подумал за её девочек!

Арнольд Наумович (для друзей — просто Арношка) держал поставки крупнорогатого скота и охотно откликнулся на просьбу собрата по крови Бориса Адамовича помочь северянину парой голов телушек канадской породы. На следующий день Алексей с Ефимом, в сопровождении шкафа Василия, покатили на любезно предоставленном Опунцией черном Вольво за город, в хозяйство Арнольда для отбора телят.

6420f8e3d3ebae95afced51b99c11edf[1]

Вы часто по жизни, среди обилия евреев-адвокатов, дантистов, ювелиров, портных, поэтов, скрипачей и композиторов встречали еврея-животновода?

Арнольд был животноводом!

Его бизнес заключался в выведении элитных пород крупно-рогатого скота и лошадей. А сам Арнольд, как и долженствует еврею, руководил процессом, одновременно являясь его мозговым центром. Правда, на этом еврейская составляющая производственного персонала бизнеса Арнольда и заканчивалась. Весь остальной производственный персонал Арнольда состоял исключительно из славян. Арнольд Наумович, по умудрённости жизненным опытом величине носа и отсутствию судимостей по достижении 55-летнего возраста, мог бы с достоинством носить титул трижды еврея Советского Союза, будь такой титул в действительности! Арнольд был волосат, как Снежный человек! Шерсть у Арнольда росла сплошным шерстяным массивом, за исключением глазниц, полости рта и черепа. Сияющий развитой пространственной лысиной череп Арнольда напоминал бильярдный шар слоновой кости, правда без номерка.

Здесь, среди телячьего молодняка Алексей Пустозвонов, вспомнив о том, что он по образованию ветеринарный врач, с видом знатока и профи напялил на себя предложенный Арнольдом белый халат, пошел вдоль загонов, вчитываясь в таблички.

image10516906_eb6d612d094459e89fefbe6083bd8718[1]

Дойдя до нужного загона, Арнольд сказал Лёхе: — Вот здесь у нас канадцы, выбирайте!

Пустозвонов, для важности, помедитировав с минуту, ткнул пальцем в двух пегих телят, сказав: — Вот эту и вот этого беру!

19[1]

Арнольд флегматично уточнил: — Вы уверены в своем выборе?

Лёха отрезал: — Абсолютно!

Рабочий Арнольда, равнодушно пожав плечами, списал в блокнотик номера с бирок выбранных Лёхой телят, а Арнольд сообщил Лёхе, что через два дня в Сибирь отправляется специальный вагон, в который и будут загружены отобранные им телята. Через час Лёха с документами, оформленными на две особи канадской породы, отбыл из крупнорогатой палестины Арнольда в город.

Сторонами сделка была отмечена в теплой и дружественной обстановке в ресторане Арагви.

Арагви

А на утро следующего дня наши негоцианты уже дремали в креслах парящего в небесах ИЛ-86, следовавшего прямым курсом в направлении крупного сибирского краевого центра, куда собственно и направлялись Лёха с Ефимом, так за суетностью дел и не обласканные женским вниманием в городе-колыбели трёх революций.

ИЛ-86В краевом центре у Пустозвонова были еще дела (в основном душевного характера), для урегулирования которых требовалось личное присутствие Лёхи. А тут и спец-вагон с живностью подоспел из Питера.

 

 

При выгрузке телят из вагона Ефима заинтересовало, от чего у обоих телят с брюха свисают одинаковые волосяные шпагатинки?

Лёха, отмахнувшись от любопытного траппера, пояснил: это у них пуповина ещё не отсохла! Молодые, потому как!.

Перегрузили канадцев в грузовой самолет АН-32, следовавший с наторгованной Алексеем утварью специальным рейсом в райцентр «В», и полетели телята на Север — расти до половой зрелости с тем, чтобы давая приплод, сделать совхозное стадо тучным и высоконадойным!

 4dcbb3da29b91d3f8050134b6e00[1]

В совхозном стаде телята быстро обжились и стали интенсивно расти и набирать вес. Только вот пуповины у них не торопились отсыхать, а увеличивались в размере, пропорционально общему росту организма! И писяли они одинаково, что тёлочка, что бычок: через свисающие вниз волосяные шпагатинки!

Поначалу Леха отмахивался от назойливых доярок, мол, это особенности канадской породы — писять через волосяные шпагатики.

Но, когда по мере роста и у бычка, и у телочки начали интенсивно формироваться мошонки с увесистыми яичками, стало очевидным, что Лёха притаранил из Питера двух канадских бычков. К зиме у бычков окончательно сформировались половые причиндалы и изменить уже ничего было нельзя, даже путем хирургического вмешательства.

Предложение забить одного из бычков директор отмел, мудро рассудив: — Негоже канадского производителя на мясо пускать. Не по-хозяйски. Пусть растет, а там посмотрим.

А к весне оба быка оформились, лбы закурчавились, рога вымахали.

 Быки

К той поре и штатного племенного быка половая немощь за старостью лет постигла. Местные буренки, глубоко по-коровьи вздыхая, с вожделением принимали ласки канадских мачо. Только вот быки меж собою не могли поделить стадо и при каждом удобном случае сходились в роговые атаки, грозя друг дружке выпустить напрочь кишки из брюха. В хозяйстве встал вопрос ребром: или одного быка в забой пускать, или сбывать на сторону.

А тут, как раз, в совхозе поселка «Б» производитель занемог и Пустозвонов с радостью решил уступить второго быка своему одногруппнику-Пашке, с условием того, что все транспортные издержки несет сторона, покупающая быка.

Вот такая вот, произошла предыстория сказки о бычке, если быть предельно кратким, — закончил Мошонкин своё повествование, после чего грянуло полновесное виночерпие с распеванием фольклорных песен, пережиманием на руках и нанайской борьбой. Не обошлось и без лёгкой товарищеской потасовки. Пашка, зело приняв на грудь, решив удивить собратьев по быкообмену познаниями в географии нашей необъятной страны, заявил, что озеро Байкал в нижнем своём течении впадает в Волгу. За искажение географическо-исторической действительности по отношению к священному озеру и великой русской реке поездивший по свету Кузмич отвесил Пашке легковесного тумака, от которого новоиспеченный географ впал в анабиоз, в каковом и пребывал до наступления бубновой утренней зари. А расчувствовавшийся в доску Кузмич даже сподобился сплясать матросское «Яблочко», завершающим па которого явилась глубокая посадка Кузмича на классический шпагат.

 post-2124-1292197780_thumb[1]Так, аки йог сидя на шпагате, Кузмич и почил до прихода уборщицы.

Конец части 3

Вот такая сказка, а вернее рассказ получился про канадского бычка!

Продолжение читайте в части 4 под названием «Завтра снова в дорогу»

Читайте мои стихи на сайте slovoblyd.ru

Первая часть Быкообмен

Вторая часть Быкообмен-Зоотехник




Рубрика: Смешные рассказы | Метки: Метки: , ,

4 комментария

  • Елена

    Интересный рассказ! С нетерпением жду продолжения. Поучительная история.

    Ответить
  • egorich

    Доброе время суток, Елена!
    В стадии завершения четвертая, заключительная часть рассказа.
    Всегда рад гостям на страницах моего блога!
    Спасибо за отзыв!

    Ответить
  • юлия

    А чем она поучительная??? Хорошо выдуманная-да!! Колоритно описаная-да!

    Ответить
    • egorich

      Ну на счет «выдуманная», тут, пожалуй,- перебор.
      Быка то, все-таки из Ванавары притаранили именно, на АН-2. И исполнители этой операции, еще живы, дай им Бог, здровья!
      И аэроплан неделю в починке стоял.

      Ответить
Оставить комментарий
Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *
Имя *
Email *
Сайт
Ваш комментарий
 scrollToTop