рассказы, лирика, проза, вирши

Главная » Смешные рассказы » Эмолит. Часть 3

Эмолит. Часть 3

|

Олешки

Продолжение. Начало — Часть 1 и Часть 2

В этой, части рассказа, вы прочтёте о вреде самолечения без элементарных познаний в медицине.

***

-Затолкал я этот флакон с заморским снадобьем за пазуху и пошел в свою комнату в общежитию, — продолжал Жора своё повествование. — А жил я в комнате не один, а с практикантом-электриком, направленным к нам из краевого центра для прохождения преддипломной практики. Наставником к ему, приставлен был я (а кто-же ещё!), как наиболее опытный (в скромности рассказчика не упрекнёшь) товарищ (а больше и некого было назначать). Звали тово парнишку Петром, многово Петька ещё недопонимал в энергетике и мне на кажном шагу приходилось ему подсказывать (у самого Жоры на тракторе все работающие приборы были механическими, ибо вся электрика была повержена лично Жорою с его наставническими познаниями в энергетике) как и чо нужно делать, — без зазрения совести выступал Жора уже в ипостаси энергетика.

— Прихожу я в общежитию, в тринадцатой комнате мы поселимшись были. Петька спит в разгар рабочего дня, а на пилораме электромотор остановился, фаза у ево отгорела по Петькиному недогляду,- ударился Жора в критику.

— Георгий Иваныч, дык, как ты этих-то, вошек выводил? — потерял терпение Вася-Кардинал (псевдоним одного из бульдозеристов).

Дык, я и рассказываю, а ты не перебивай, а лучше иди и фракционы полегулируй на своём бульдозере, а то как конь норовистый, прет в оду сторону, — походя отбрил Жора Васю-Кардинала.

— Так это после твоей регулировки он и попёр налево, — парировал Вася-Кардинал, который к своему несчастью был сменщиком Жоры.

— Васька, не мешай человеку рассказывать, дались тебе эти фрикционы, — урезонили мужики поборника истины.

— Да я то чо. Я наоборот, просил побыстрее про лечобу рассказать, — оправдывался Васька-Кардинал (Васька-Кардинал уже не единожды в отгулах обретал этих одноклеточных насекомых и его интерес к процессу излечения был отнюдь не праздным).

— Ну дык вот, разбудил я Петьку и говорю ему, мол, а ну-ка давай показывай, чему тебя в вашей бурсе учили, натри-ка меня этой смазью, окажи мне доврачебную помощь, — продолжил Жора рассказ.

— А Петька спросонья мне и отвечат, мол нас этому не учили, мы все более по электрике курс проходили. — Ну а я ему и говорю, мол не учили, дык, учись на мне. Авось, и тебе сгодится по девкам то шастать, гляжу и ты не промах. На вон, читай инструкцию по применению, там все по-русски прописано, как,чо, скоко и куды.

Продрал Петька очи свои задрыхнутые, взял мой пузырёк в руки, покрутил туды-сюды, принюхался и говорит, мол, чо-то знакомым запахом воняет, мы вроде такой бякой обмотки электромоторов в училище пропитывали.

— Сам ты бяка, читай чо на этикетке прописано, — говорю я ему вдругорядь.

— Дык тута буквы расплымшись, почти ни шиша не разобрать, — ответствует Петро. Глянул я сам на этикетку, а там и взаболь, не разобрать ни холеры, — продолжал Жора, прихлёбывая из литровой кружки чай с филимоновской сгущёнкой, — части буковок совсем нет, а часть размыта.

— Ну, говорю, читай чо есть, поди чай не пальцем деланы, разберемся чо к чему.

А Петька, засумлевамшись, и спрашиват меня, — а чо это смазь по-твоему американская, а инструкция на банке прописана по-нашенски, на русском языке?

— Дык, Каталины то из Америки по ленд-лизу в СССР ишли, вот оне, сознички (ети иху тридцать), и прописали инструкцию для наших лётчиков. Соображать надо, — отвечаю я ему.

Ну стал он читать то, чо читаетца:

— Эмолит, — бубнит Петька, — ета я и без тебя вижу, читай долее, — говорю я ему — …..для покрытия участков…, -продолжает расшифровку Петро, — знамо, покроем участки, — соглашаюсь я с ём — ..перед нанесением первого слоя, поверхность…..обезжирить уайт-спиритом, — понятное дело, «уайт» это по ихнему чо-то там. Ладно, хрен с имям. Черти нерусские, слово спирт и то не могли без ошибки прописать, «Спирит» накарябали, грамотеи хреновы…

Чо у нас там, со вчерашнего вечера осталось этого «спириту» или весь употребили? — спрашиваю практиканта.

— Дык, с чекушку наберется, остальное вы все с тётеньками выпимши, Георгий Иваныч, — говорит Петька.

— Дык, чо? Мы весь казённый спирт выдули, который нужно было передать в ЗООветстанцию? — спрашиваю я Петра.
— Да там и было то…, всего пять литров, — оправдывался Петька, а Вы потом с тетками плясали этот, как ево…, Йо-Хорьё» и стол опрокинули, на котором бутыль стояла (по комнате прошёл неодобрительный гул мужиков. Мол, как-же так неосторожно-то со спиртом поступили..? Так же не делается! ).

— А ты куда глядел, ты же тверёзый был, — спрашиваю я практиканта.

Дык, я токо и успел подхватить, поллитровую неполную баночку, а из бутыли все вылилось, потому как я Вас не мог поднять.

— А чо меня поднимать-то было? Поднимал бы бутыль. Откуда токо такие как ты недотёпы берутся,- говорю я Петьке.
— Дык на бутыле тётенька головой лежала, — бормочет Петька.

— Дык, скинул бы эту тётку с бутыли, — чо силы не хватило?

— Да не подступится было, Вы ногой отдрыгивались от меня!

— А я то при чем тут? — спрашиваю Петьку.

— Дык, вы на тётке лежали сверху и меня не подпускали, все кричали , что мне рано еще, молод, мол и зелен как кузнечик астраханский.

— Вы были очень крепко выпимши и грозились меня с практики прогнать. Ну я и отступился, — доложил Петька.

— А чо ты там с теткой делал-то, рассказывай уж как есть, — загалдели особо озабоченные мужики (шел 20-й день вахты).

— А хто её знат, чо я с ей делал! Чижолый (тяжелый) я в тот вечер был, всево уж и не упомню, — стушевался Жора.

— Ну дык вот, читат Петька дальше, чо там на этикетке осталось: ….состав нанести кистью тонким сл…ем, — ну тут любокажному (любому-каждому) дураку понятно, что тонким слоем (зелье то заморское, дорогое)!Читам (читаем) дальше: полимеризация слоя наступает через 15-20 минут, — ну тут понятно и дураку. По ихнему ета, как её, «полимеризация» (слово-то како, хрен выговоришь), а по-нашенски, значит, что твари эти начнут окочуриваться и через 15-20 минут, имям настаёт полный кирдык. Знатное снадобье буржуи придумали! А наша Политань токо чрез часа 4 срабатывать начинат. Оно и ясно, када это ждать военному лётчику 4 часа? А тута споймал этих птеродактилей, помазался и готов в полет! Пари себе соколом ясным Пока одеваешься, оне и передохнут твари эти ненасытные. Вот тебе и Америка! Виссарионыч каво ни попадя в союзники себе не брал. Ну и в конце приписано, — работать в защитных очках и резиновых перчатках. Ясен пень, что не голым рукам снадобьем етим намаз тела осуществлять надо.

— Ну чо, обрабатывать поверхность тела одной чекушкой спирта или по-ихнему «спирита», ета токо дразниться. А по сему, выпили мы с Петькой под селедочку соленую остатнюю чекушку спирта, да с тем и приступили к лечобе.

Растелешился я донага, напялил на руки диэлектрические перчатки (медицинских перчаток под рукой не сослучилось) да и стал покрывать тонким слоем все свои места до каких руки дотянулись (Остатние места, Петька намазал). Чувствую, загоношились супостаты мелкие, стал быть имям ета, как её, полимеризация наступать зачала.

А вонищща от етава Эмолита поднялась в комнате, хошь святых выноси! Говорю Петьке, — окно отвори, не то нам самим полимеризация наступит.

Распахнул Петька окошко и стали мы на часы смотреть, када ета полимеризация с моими насекомыми напреет. А часы у меня знатные в то время были, с памятной надписью от маршала, тёзки мово, ну которого я на Виллисе без крышки трамблёра из-под артобстрела вывез. Намедни я вам рассказывал об етом случае.

Дело шло к полуночи, но ни кто спать и не собирался. Все ждали, когда же Жора в своем повествовании достигнет кульминационной развязки, ибо знали, что у Жоры ни в жизни, ни в его рассказах ничего добром не кончалось, и основной ржач был впереди.

— Ну дык и вот, чувствую, что меня, ета…, чо-то сжимат со всех сторон. Да так жмет, что ни вздохнуть, ни пукнуть….! Хотел за ухом почесать, праву руку-то завел для чёса и больше пошевелиться не могу. Вижу и Петька на меня как-то не так смотрит. А я весь окаменемши стою, как статуй мраморный и этот причандал мой мужской (я его тоже обильно смазал смазью той вражеской), тоже окаменемши торчит пинпиндикулярно животу.

— А чо скорую помощь не вызвали? – спросил Полушток (дизелист не большого росточка).

Кака тебе там в задницу скора помощь на фактории..!? Там из врачей всего-то ничего, один ветврач от оленесовхоза. Была при больничке фельшерица девушка, по распределению на Север угодившая, дык и ту заезжий геолог с собой на материк увёз!

А ты говоришь, — скору помощь…. Без фельшера жили, рази што шаман када заедет, вот и вся тебе лечоба, — посетовал Жора.

Да не мешай ты слушать, вишь человек переживает, — зашикали мужики на Полуштока.

— Да я-то чо. Я и не мешаю, чо уже и спросить нельзя, — отбрехнулся Полушток.

— Петька-то, смышленым оказался парнишкой. Даром, что образованный да городской. Подорвался с места Петро да и побёг до Васьки, кореша фронтового моево, за подмогой стало быть,- продолжал Гоша, задумчиво глядя на печь из железной бочки, как бы читая текст своего горестного рассказа с её пунцовых боков…

=====***=====

декабрь 2014

Конец III части.

Окончание следует.

Читайте мои стихи и рассказы на сайте: slovoblyd.ru

В заключительной части рассказа, вы прочтете о том, какие иммунные свойства обретает организм человека, от воздействия авиационного лака Эмолита..




Рубрика: Смешные рассказы | Метки: Метки: , , , ,

Оставить комментарий
Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *
Имя *
Email *
Сайт
Ваш комментарий
 scrollToTop