рассказы, лирика, проза, вирши

Главная » Смешные рассказы » Эмолит часть 2

Эмолит часть 2

|

СтражЗдесь малоискушенный читатель узнает, что такое Фтириаз и народные методы его лечения.

В предыдущей первой части рассказа, я в общих чертах описал образ Жоры Болтушко.

А теперь проследуем далее…

Жора, поводил хрящеватым носом и, глубоко вдохнув насыщенного парами ацетона воздуха, уселся на артикулярный табурет армейского типа. Все притихли, зная о том, что на всё про всё, у Жоры припасен поучительный случАй из его собственной жизни.

— А чо это у вас эмолитом так пахнет? — обратился Жора к обитальцам комнаты, хлопая по карманам в поисках никогда не имевшегося у него собственного курева. Мужики, зная, что сейчас из уст Жоры воспоследует очередная, мало похожая на правду история, положили на стол едва начатую пачку Беломора и приготовились слушать.

В прошлый свой визит Жора поведал нам о том, как живя в посёлке Чиринда, он по личному заданию Первого секретаря ЦК КПСС Никиты Сергеевича Хрущёва выводил специальную породу собак для полетов в космос.

Чиринда — посёлок в Эвенкийском районе Красноярского края. Расположен на берегу одноимённого озера в зоне лесотундры. Является одним из самых северных поселений Эвенкийского района Красноярского края. Климат посёлка субарктический, континентальный.

Жора, помяв беломорину и фасонно закусив мундштук, закурил, по-хозяйски положив пачку папирос в карман куртки с прикрученными проволокой пуговицами.

Вездеходчик Витька Прямогорницин для затравки разговора спросил:

— Георгий Иванович, а что это такое — эмолит?

— Дык, тут долго рассказывать, случАй медицинского карахтера, устанете слушать, — легонько капризничал Жора, зная, что его будут уговаривать.

— Да не тяни, Георгий Иваныч душу, рассказывай, — наперебой загалдели мужики, — а мы тебе сейчас чайку сварганим и строганинки соорудим, — подлил маслица в огонь Витька.

— Общим, дело было так, — приступил к повествованию Жора, — токо-што закончилась война. Мужиков-то каво на войне повыбило, хто по госпиталям на излечении находился, а каво и сразу апосля войны ещё и на срочную службу оставили. Одним словом, — послевоенное безмужичье царило по стране. Ну а мне об ту пору вдарило 18 лет, в силу мужицкую входить токо-токо стал.

— Георгий Иванович, а тебя-то почему в Армию не призвали, — бестактно спросил Лёнька-вальщик.

— Спец-бронь мне потому как дадена государством была, — ничтоже сумнявшись ответствовал Жора. — Да и то понять, я единственный механик тогда был на весь округ. И документ у меня на то долженствующий имелся, в краевом центре месячные курсы механиков проходил. Так я и мотался по округу по делам механичьим. Там электростанцию направить, там трактор починить, там пилораму настроить. Опять же, флот свой речной имелся и догляду требовал. А парень я из себя смазливый, не то что ныне. Вот вдовушки то, да и незамужние девки тоже на факториях и привечали меня: какА жалеючи, а какА и по-любви какой ни то, опять жешь. А я по делу молодому-то охоч до этого был, спасу нет.

— Ну ты и ходок был, Георгий Иванович, — потрафил кто-то из мужиков, которых к тому времени набилось в комнату, — не протолкнуться.

— Ну, дык, и отказать вдовам фронтовиков не мог я! Это вам не ваши нонешние поблядушки! Тут дело-то, эвон, государственной степенноважности по воспроизводству населения апосля всех войн, включая японскую, — не замешкался с ответом Жора.

— Да не слушай ты этого балабона, Георгий Иваныч, вон чайку схлебни, да продолжай рассказывать, — подбодрил рассказчика Лёнька, — что там с эмолитом-то получилось?

— Ну дык, я про то и хочу обсказать, как оно всё приключилось, — продолжил рассказ Болтушко. Одним словом, заболел я фтириазом, весь организьм чошется, никакого спасу нет. Особливо, акромя головы, в тех местах, где волосяной покров произрастат.

Тут нужно отметить, что у Жоры волосяной покров, «акромя» головы, не произрастал разве что на подошвах, пятках, кончике носа и на тыльной стороне ладоней. Все остальные участки его тела изобиловали оволосением сродни верблюжей кошме.

— А что такое, Фтириаз? — нетерпеливо полюбопытствовал кто-то.

— Болесть така есть в природе с таким научным названием, ещё она именуется лобковым педикулёзом, — блистал глубокими познаниями в медицине простой тракторист Жора.

— Дык ты, ета…, чо, мандовошек словил…?! — уточнил кто-то из вольнослушателей.

*Лобковые вши (мандавошки) — маленькие паразиты, которых сложно увидеть не вооруженным глазом. То есть, они не могут быть замечены без помощи лупы.

— Их самых, знамо дело, — без тени смущения подтвердил Жора. — И не стало мне с имям (с ними) на сна, ни спокою. Токо в одном месте почошеь (почешешь), оне в другом обозначаются, паря мать их ети!

— А чо в больницу-то не обратился? — спросил молоденький помбур.

— КакА, тебе паря, больница! Я же кандидатский стаж выхаживал, в Партию готовился вступить! А кто же меня в Партию принял бы апосля такой болести? Вот и маялся. Не знаю, скоко бы еще мучился, кабы случАй с гидроаэропланом не приключился, — развивал свой рассказ Болтушко.

— А при чём тут аэроплан? Ты чо, с аэроплана опылял свои мандовошешные угодья? — уточнил всё тот же помбур.

Жора, плямкая губами, раскурил очередную стрельнутую у кого- то папироску, продолжил. — Тута дело такО происключилось. Прилетел из округа ПО-2 на поплавках, окружно (окружное) руководство привез, стало быть. Ну сял (сел) этот аэроплан на воду, развернулся и стал к бережку рулить, да видать пилот слишком близко берегу подошел, желая угодить окружному начальствию. А тут свальный ветерок подул и навалил аэроплан крылушком-то на скалу. Оно вроде и касательство не большое со скалой случилось, а крылушко-то у ПО-2 наскрозь из реечек палошных (деревянных), обтянутых матерьялом, создано. Вот оно возьми, да и подломись. Ну, за начальством из Округа прилетела Каталина.

(Летающая лодка-амфибия «Каталина» PBY Catalin фирмы «Консолидейтед» была одним из самых тихоходных боевых самолетов Второй мировой войны. Поставлялась в ССР по ленд лизу.)

— На этой же Каталине собрался и пилот с ПО-2 лететь на АТБ (Авиационно-техническая база) за техниками и матерьялом для ремонта крыла — рассказывал Жора, приканчивая шматок копчёной оленины.. — А пилота этого Ваську (сына Иосифа Виссарионыча), я хорошо знал ещё с войны. (Гошку неожиданно понесло в брёхе на военную тему). Вместе конвои английских кораблей по Балтике сопровождали. Я ведомым у ево был. Сам Виссарионыч просил, мол, Гоша, приглядывай за моим Васькой. Горяч дюже он в бою, кабы чего не натворил.! Так и летали мы с ём, как ниточка с иголочкой, неразлучно.

Ан-2 М      9c8943f797a1[1]

Летим, бывало, по-над морем, Васька мне по рации и кричит, — Гоша! Прикрой, сзади Мессер, иду в атаку! Ну, а мине чево оставалось делать!? Така планида у нас ведомых была. Летам да прикрывам.

В дальнем сумрачном углу комнаты кто-то сдавленно со стонами ржал. Хохотуна усмирили, пригрозив выгнать из комнаты. Старший дизелист, видя, что Жора уклоняется от темы, спросил:

— Ну так, что Жора? Как же ты избавился-то от этих вошек супротивных?

— А… ну дык я и рассказываю, — как ни в чём не бывало вновь перестроился Жора на мирную тему, — подхожу я к Ваське Сталину и обсказываю ему все как есть. Мол привези мине из Округа политани (политанть — серортутная мазь. Применяется для борьбы с кожными паразитами). Дал я ему денег на эту мазь, стало быть. Он по первости отнекивался, мол, какие щёты (счёты) могут быть промеж фронтовых друзей. А потом, всёш-таки, взял деньги да и полетел на Каталине в округ. Три дня его не было, потом прилетел он на той же Каталине с техниками и с подручными матерьялами для починки крыла. Васька трясется весь, с похмелья стало быть. Я его спрашиваю:

— Василь, ты ета…, лекарство-то привёз? А он таращится на меня и переспрашиват, — мол, како-тако лекарство? Я ему шепотом — ну ето самое, политань..!

Васька, вспомнив своё обещание, лезет в рундучок и достает литровую банку со светлой жидкость, — на, мол, твою политань. Я ещё посумлевался, мол, чо-то светлая она не в меру? Политань-то, она нашего желтого цвету испокон веку была, чё меня учить! А Васька и говорит:

— Твоя Палитань — прошлый век. Вот эта жидкость, она в комплекте с Каталинами и шла, из самих аж Штатов, еле выпросил у пилота.

А я и спрашиваю:

— А нахрена политань спонадобилась на Каталинах?

Васька и отвечат:

— Ну, это же Америка. У их всё для человека! На всяк случай, если экипаж споймат, етих, ну… вошек, то вот тебе и пожалуйста — снадобье от их.

Ну взял я, а сам себе и подумал:
— Всёш-таки Америка, одно слово. Заботятся об лётчиках оне, от того и самолеты комплектуют надлежаще. Фактор, стал быть, человеческий оне в ращщёт берут. Не то, что у нас. Куска бинта в ЗиП не положут, а про политань я уж и вовсе молчу — разбухтелся Жора.

— Это точно, Гоша, — поддержал Жору Лёха-вальщик, — я вон тоже уж какУ бензопилу получаю, а в ЗиПе акромя ключа свечного нет ни хрена.

— Ну дык, ты сравнил! То — бензопила, а то — Каталина, соображать надо, — урезонил Жора вальщика.

Ну, с тем и пошел я лечиться от Фтириаза.

====***====

Конец II части.

Окончание следует.
В третьей части, вы прочтете о том, каким испытаниям себя подверг Жора, занимаясь самолечением фтириаза.

Читайте мои стихи и рассказы на сайте: slovoblyd.ru




Рубрика: Смешные рассказы | Метки: Метки: , , ,

Оставить комментарий
Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *
Имя *
Email *
Сайт
Ваш комментарий
 scrollToTop