рассказы, лирика, проза, вирши

Главная » Смешные рассказы » Эмолит часть 1

Эмолит часть 1

|

untitled Пёс

Абсолютно одинаковых людей в природе не бывает. Каждый по-своему индивидуален. Кто-то увлекается живописью, кто-то занимается резьбой по дереву. И если в городе, в людской массе, почти не возможно выделить индивидуума, то на Севере такие уникумы проявляются, как лакмусовые бумажки в определённой среде.
Вот об одном из таких уникумов и пойдет данный рассказ о четырех частях.

Эмолит

Часть I

Был у нас на буровой автомобиль ЗиЛ-157, он же — «Трумен»* он же, — «Захар».

(Гарри Трумен — американский политик, 33-й президент США)

Труменом называли этот автомобиль за его конструктивное и внешнее сходство с американским автомобилем Студебеккер US6* (Автомобили Студебеккер US6, наряду с другими видами вооружения, поставлялись в СССР из США по ленд — лизу в годы Великой Отечественной Войны. Советские автомобили, сначала ЗиС-151, а затем и сменивший его ЗиЛ -157, почему-то называли именем президента США Гарри Трумена, занявшего пост президента в апреле 1945 года, после смерти Рузвельта.), который по ленд-лизу поставлялся США в Советский Союз в период президентства Гарри Трумена.

Захаром-же ЗиЛка звали за его неприхотливость, выносливость в работе и терпимость к российскому бездорожью. Возил «Захарка» на буровую соль, цемент, солярку, масло, глинопорошок и всё то, на чем работает и чем питается буровая. И всё бы ничего, но тут возьми, и в самый разгар своего здоровья заболей наш «Захарка». И чих на него напал безудержный, и хлопки в карбюратор, и стрельба в глушитель, и одышка астматичная с ним приключилась.

Причину хвори установили быстро. Оказалась пробитой крышка трамблёра. Неисправность легко устранимая. Ну, ясное дело, по рации заказали крышку на базе экспедиции, да тут морозы задурили и авиация прекратила полёты, а машина на буровой нужна до зарезу.

Голь на выдумки хитра, разделали трещину в пробитой крышке надфилем, да и залили её эпоксидным составом, который по случаю имелся у запасливых каротажников*

 (Каротаж представляет собой детальное исследование строения разреза скважины с помощью спуска-подъёма в неё геофизического зонда).

Ремонт крышки, естественно, производили в комнате механизаторов. В помещении невыносимо пахло парами ацетона и дабы не взорваться пришлось приоткрыть дверь в общий коридор. На запах ацетона забрёл в комнату тракторист Жора Болтушко, как две капли воды похожий на Кису Воробъянинова из кинофильма «12 стульев».

Казалось, что по злой воле Рока, дворянин по происхождению, бывший член государственной думы, светский лев, особа, приближённая к Императору, кутила и дамский сердцеед, — Ипполит Матвеевич Воробьянинов облачился в стёганный, местами прожжённый ватник и занял место, уготованное ему историей за рычагами простого советского трактора Т-100М.

Трактор у Жоры представлял собою сооружение, наспех собранное из узлов и агрегатов, живущих в особицу друг от друга. По его трактору можно было вести ценную для конструкторов хронологию ресурсных испытаний наработки «на отказ» тех или иных узлов без смазки, регулировки и технического обслуживания.

Сам же Жора, — примат (Прима́ты (лат. Primates, фр. Primat, от primas, букв. «первые») — один из наиболее прогрессивных отрядов плацентарных млекопитающих, включающий, в том числе, обезьян и человека. Отряд насчитывает более 400 видов.) с жердеобразной конституцией тела и трёхаршинного росту* (1 аршин= 71 см)., шагал по жизни на своих ходулеподобных ногах, снедая на пути своем всё что лезло в рот и хотя бы отдалённо напоминало пищу. И никакая диарея и тому подобные хвори не могли сокрушить Жориного здоровья.

Хотеть исть (есть, кушать) — было перманентное состояние его организма.

Жевательный аппарат Жоры имел в арсенале пять зубов (один из них.-коренной), хаотично разбросанных по рабочим поверхностям нижней и верхней, челюстей полости его вечно жующего, рта.

При этом, Жора был настолько мосласт и тощ, что поставь его рядом с конём Дон Кихота Ламанчского (Росинант), Росинант (известный соей мосластостью) выглядел бы благополучным бутузом на фоне Жоры.

В случае острой необходимости (а она у него всегда имела место бить), Жора мог, не заводя руку за спину, через пуп почесать поясницу.

Однажды за обедом, Жоре задавали вопрос,- мол, кушаешь как слон, почему тощий то такой!

На это Жора ответил, — вся сила у мена в ум уходит, отсель и фигурой я прогонистый * (прогонистый: ангарский диалект . Стройный, высокий) такой удался!

Скромно сидевший в уголке слесарь Иван Владимирович, тихо пробурчал себе под нос:- дык херовое дерево, оно завсегда в сук растёт, с какой ему притчи справным то быть….!
Вроде и тихо было сказано, но услышали все.

Ржач грянул, неописуемый.

Не было в мире автокиллера, страшнее Жоры, как и не было в мире механизма, который не смог бы раскурочить Жора в поисках конструкторских просчетов создателя и творца сего механизма.

Когда Жора подходил к своему трактору, по капоту Т-100М, пробегал нервный озноб.

На работе Жору терпели лишь потому, что он являлся членом КПСС и по делу , и без дела, шастал в райком КПСС с жалобами на руководство экспедиции.

По этому, руководство Жору не трогало, себе дороже выходило.

На основной отличительной чертой характера Жоры, была его патологическая тягота к вранью* (Патоло́гия — болезненное отклонение от нормального состояния или процесса развития).

В природе существует несколько основных видов лжи:

— ложь во спасение;

— ложь из корыстных побуждений,

— ложь в отмщение.

Ну и так далее. Жора врал просто так. Вранье было перманентным состоянием его души.

Правда, от его безвинного вранья, зла и вреда ни кому не чинилось.

Так, — чисто поржать.

Все это знали и на досуге, Жору просто провоцировали сбрехнуть чего либо.

Долго его упрашивать не приходилось.

Ну, а когда ни кто его не просил соврать, Жора уходил в самосозерцание недр своей души.

Шарнирно устраивался в глубоком прИсяде на корточки, от чего его мословатые, как у кузнечика, колени оказывались на уровне ушей, и едва не касаясь пола той остроугольной частью тела, где у нормальных приматов, привольно располагается попа, -уходил в себя.

В таком состоянии он находился не более пяти минут, после чего, на тяжком выдохе произносил сакраментальное слово «Да…» и начинал травить очередную завиральную историю.

Больше всего он тяготел к завиральным историям с военно-политической тематикой.

И, хотя, рождением был он с 1932 года, по его рассказам, он и линию Маннергейма* ломал

и́ния Маннерге́йма (фин. Mannerheim-linja) — комплекс оборонительных сооружений между Финским заливом и Ладогой, созданный в 1920—1930 годы на финской части Карельского перешейка для сдерживания возможного наступательного удара со стороны СССР),

и под Курской дугой отличиться сподобился и маршала Победы на Виллисе повозил по фронтовым дорогам.

И с Виссарионычем, случалось, в Ставке чаи гонял за картой генерального наступления.

Одним словом, без Гошки, — ни куда.

==== ***====

Конец первой части.

Продолжение следует.
Во второй части рассказа Эмолит, вы сможете прочесть о том, как как скромный механик Гоша , вноси  свой посильный в клад в стабилизацию демографического положения полевоенной страны.

Читайте мои рассказы и стихи на сайте; slovoblyd.ru




Рубрика: Смешные рассказы | Метки: Метки: , , ,

Оставить комментарий
Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *
Имя *
Email *
Сайт
Ваш комментарий
 scrollToTop